Центральный Дом Знаний - Вечер-портрет Лидии Чуковской "Память - драгоценное сокровище человека, без нее не может быть ни сов

Информационный центр "Центральный Дом Знаний"

Заказать учебную работу! Жми!



ЖМИ: ТУТ ТЫСЯЧИ КУРСОВЫХ РАБОТ ДЛЯ ТЕБЯ

      cendomzn@yandex.ru  

Наш опрос

Как Вы планируете отдохнуть летом?
Всего ответов: 903

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0


Форма входа

Логин:
Пароль:

Вечер-портрет Лидии Чуковской "Память - драгоценное сокровище человека, без нее не может быть ни сов

Вечер-портрет Лидии Чуковской "Память - драгоценное сокровище человека, без нее не может быть ни совести, ни чести, ни работы ума..."

Цель мероприятия:

  • Показать личность Л.К.Чуковской как пример настоящей гражданственности и патриотизма, верности подлинным ценностям
    (Слайд 1)

Приглашаю вас к размышлению. Размышлению о недалеком прошлом. Сегодня мы перевернем одну из страниц нашей отечественной истории и литературы.

Лидия Корнеевна Чуковская… Аскетичная, бескомпромиссная, мужественная, жертвенная, плакальщица эпохи.

Л.К.Чуковская, взывая к сердцам и душам современников и потомков, говорила: «Память - драгоценное сокровище человека, без нее не может быть ни совести, ни чести, ни работы ума… Память о прошлом – надежный путь к настоящему».

(Слайд 2)

Петербург, 1907 год…

В семье Корнея Ивановича Чуковского и Марии Борисовны Гольдфельд родилась дочь Лидия. 11 марта по старому стилю и 24 марта по новому. Кстати, и с местом ее рождения есть путаница. Корней Иванович записал в ее документах, что она родилась в Гельсингфорсе, чтобы закрепить за собой свой дом, который находился в Финляндии. Позднее Лидия Чуковская очень переживала по этому поводу.

Отец безумно любил дочь, ласково шутил: «Лидочка, Лидочек, лучшая из дочек».

«Глубокоуважаемая Лидочка»,- так начиналось первое письмо дочери от отца, датированное 1912 годом. Адресату 5 лет.

В своём знаменитом дневнике Чуковский записал, что старшая дочь, Лида, долгое время говорила о себе в мужском роде: я пошёл, я сказал, я сам. Потом заговорила правильно: я сама (запись 14 июня 1912 года).

К.Чуковский вспоминает, что самыми любимыми детскими книгами дочери были «Каштанка» и «Березкины именины», которые она читала по 3 раза в день. Маленькая Лида мечтала о том, чтобы «все люди собрались вместе и решили, чтобы больше не было бедных». И, как пишет Корней Чуковский, он «первый раз понял, какая рядом с ним чистая душа».

(Слайд 3)

Художник Борис Григорьев нарисовал семилетнюю девочку, широко открытыми глазами, смело и строго вглядывающуюся, кажется, в свое будущее. Как много в этом будущем – не для детского взгляда. Не для той девочки, которой посчастливилось иметь такого папу и такое детство, о которых она рассказала в одной из лучших своих книг – «Памяти детства».

С 10-12 лет Лидия любила по вечерам читать отцу, читала подолгу – по 3-4 часа, а в 15 лет она уже редактировала его переводы. «Прекрасно редактировала», - вспоминал Корней Чуковский.

В «Дневнике» Корней Чуковский рассказывал о том, какое страшное впечатление произвела на его дочь заведующая «школьным районом», к которой они пришли по каким-то школьным делам. Выступая против того, чтобы в младших классах в программу по чтению входили сказки, эта дама сказала: «Мы давали детям сказки, когда не имели возможности говорить им правду». Лида так расстроилась, что не могла удержаться от слез.

(Слайд 4)

Настоящее имя Чуковского – Николай Корнейчуков.

Корнейчуков был «незаконнорожденным». Мать, полтавская крестьянка Екатерина Осиповна Корнейчук и отец, петербургский студент знатного происхождения, прожили вместе в Петербурге три года, у них была дочь Мария (Маруся), старшая сестра Николая.

Вскоре после рождения сына Николая, отец оставил свою незаконную семью, женился «на женщине своего круга», и мать переехала в Одессу.

По метрике у Николая и его сестры Марии, как незаконнорождённых, не было отчества. В одних документах дореволюционного периода его отчество указывалось — «Васильевич», в других, например, в свидетельстве о браке и крещении сына Николая, имя дано по крёстному отцу: «Степанович», «Эммануилович», «Мануилович», «Емельянович».

С начала литературной деятельности Корнейчуков, долгое время тяготившийся своей незаконнорожденностью, использовал псевдоним «Корней Чуковский», к которому позже присоединилось фиктивное отчество — «Иванович». После революции сочетание «Корней Иванович Чуковский» стало его настоящим именем, отчеством и фамилией.

Его дети — Николай, Лидия, Борис и умершая в детстве Мария (Мурочка), которой посвящены многие детские стихи отца — носили фамилию Чуковских и отчество Корнеевич либо Корнеевна.

(Слайды 5,6)

Лидия Корнеевна вспоминала:

«Я родилась в Петербурге 11/24 марта 1907 года. Через пять лет наша семья переселилась в Куоккалу, дачную местность в тогдашней Финляндии. До 1917 года мы жили там постоянно, зиму и лето…»

…Тогда, в нашем детстве, в Куоккале, он (Корней Иванович Чуковский) казался нам самым высоким человеком на свете. Идет к себе в комнату – в дверях голову непременно наклонит: не ушибиться б о притолоку! Посадит к себе на плечо – с высоты сразу откроется глазам среди редких сосновых стволов дальняя даль залива. В оттепель подпрыгнет и лыжною палкой легко собьет сосульки с балкона второго этажа, а с теми, что свисают с крыши дровяного сарая, и без палки управится: протянет руку и обломает рукой. Он длиннорукий, длинноногий, узкий, длинный. Кто выше его? Нет такого!..»

(Слайд 7)

«Другом моего отца стал знаменитый художник Илья Ефимович Репин, тоже постоянно живший в Куоккале. К Илье Ефимовичу по средам, а к моему отцу по воскресеньям приезжали из Петербурга художники, писатели, актеры, поэты, историки литературы и публицисты. Девочкой я встречала у нас в доме Шаляпина, Маяковского, Н. Евреинова, Леонида Андреева, Владимира Короленко» (из «Автобиографии»).

(Слайд 8)

 «После февральской революции 1917 года семья переселилась в Петербург. Сначала меня отдали учиться в частную женскую гимназию Таганцевой; позднее, когда в советских школах началось совместное обучение, - в 15-ю единую трудовую школу, то есть в бывшее (мужское) Тенишевское училище. Окончив его в 1924 году, я поступила на Словесное Отделение Государственных Курсов при Институте Истории Искусств и одновременно - на Курсы стенографии.

Отец мой в двадцатые годы работал в издательстве «Всемирная Литература», в студии «Дома Искусств», в «Доме Литераторов», в редакции журнала «Русский Современник» и во многих просветительных учереждениях того времени: таким образом, и тут, в Петрограде-Ленинграде, мне случалось постоянно встречаться со знаменитыми людьми: в отрочестве и в юности посчастливилось видеть и слышать Александра Блока, Н. Гумилева, Анну Ахматову, О. Мандельштама, Владислава Ходасевича, Ю. Н. Тынянова, М. Горького, а также молодых «Серапионовых братьев»: М.Зощенко, В. Каверина, М. Слонимского, Льва Лунца»

Год 1926… Лето…

Студентка 2-го курса, девятнадцатилетняя Лидия Чуковская арестована. «Мне вменялось в вину составление одной антисоветской листовки. Повод заподозрить себя я подала, хотя на самом деле никакого касательства к этой листовке не имела. Приговор: три года административной ссылки в Саратов, однако благодаря заступничеству моего отца я пробыла в Саратове всего одиннадцать месяцев»

Во время саратовской ссылки Чуковская заняла принципиальную позицию в конфликте с властями: отказалась от публичного покаяния, держалась вместе с политическими ссыльными.

(Звучат стихотворения О.Мандельштама. Читает Лидия Чуковская)

(Слайд 9)

Год 1929…

Лидия Чуковская выходит замуж за историка литературы Цезаря Самойловича Вольпе.

От этого брака в 1931 году родилась дочь Елена. Домашние ласково называли девочку Люша. Замужество было недолгим. В 1934 году брак распался. Вольпе погиб в 1941 году на Ленинградском фронте.

(Слайд 10)

Вторым мужем Лидии Чуковской стал физик-теоретик Матвей Петрович Бронштейн (домашнее имя – Митя). Чуковская помогла мужу обрести вторую профессию – детского писателя. Успели выйти три его книжки, шедевры научно-художественной литературы. Четыре счастливых года!

Эта жизнь закончилась в 37-м году. Весной – разгром редакции Маршака, где Чуковская работала, в августе – арест мужа. Началась другая жизнь: многочасовые очереди в надежде узнать о судьбе мужа, бегство из Ленинграда (Чуковская выехала с дочерью в Крым), чтобы избежать его участи, чтобы было кому спасать его.

Бронштейна расстреляли в феврале 1938 года. Ему шел 32 год…

К. И. Чуковский, посвятивший много времени выяснению судьбы зятя, узнал о его расстреле лишь в конце 1939 года.

Г.Е.Горелик в статье «Лидия Чуковская и Матвей Бронштейн» пишет: «Матвей Петрович был украшением рода человеческого… «Солнечное вещество» – так называется его рассказ о том, чем жива наука. По мнению знаменитого физика, нобелевского лауреата, Льва Ландау – и я с ним вполне согласен – рассказ этот читать «интересно любому читателю – от школьника до физика-профессионала». А о рождении этой книги, о появлении нового детского писателя говорит его дарственная надпись, сделанная 21 апреля 1936 года: «Дорогой Лидочке, без которой я никогда не смог бы написать эту книгу»

Возможность ознакомиться с так называемым следственным делом мужа Лидия Корнеевна получила лишь летом 1990 года. Нашлись и сокамерники, рассказавшие о его последних днях.

А в июне 1943 года Лидия Чуковская напишет стихотворение-посвящение «Бессмертие».

БЕССМЕРТИЕ

М.

1

 

И снова карточка твоя

Колдует на столе.

Как долго дружен ты со мной,

Ты, отданный земле.

Уж сколько раз звала я смерть

В холодное жилье.

Но мне мешает умереть

Бессмертие твое.

 

2

 

Ты нищих шлешь, но и они немеют.

Молчат под окнами, молчанием казня.

И о тебе мне рассказать не смеют

И молча хлеба просят у меня.

 

3

 

Но пока я туда не войду,

Я покоя нигде не найду.

 

А когда я войду туда –

Вся из камня войду, изо льда-

 

Твой фонарик, тот, заводной,

Ключик твой от двери входной,

 

Тень от тени твоей, луч луча-

Под кровавой пятой сургуча.

 

В свидетельстве о смерти Матвея Петровича, выданном в 1957 году, в графе для указания причины смерти и места смерти стоял прочерк.

Автобиографическая повесть Лидии Чуковской под названием «Прочерк» была напечатана уже после смерти автора. Работа над повестью, начатая в 1980 году, продлилась 16 лет и не была завершена.

 

(Слайд 11)

Лидия Чуковская скрывалась под псевдонимом Алексей Углов. Так были опубликованы ее произведения: книги для детей «Ленинград - Одесса» (1928), «На Волге» (1931), «Повесть о Тарасе Шевченко» (1930).


(Слайд 12)

Ноябрь 1939…

Чуковская пишет повесть под названием «Софья Петровна». Повесть – исповедь, повесть – спасение, повесть – боль.

«Я хочу, чтобы винтик за винтиком была исследована машина, которая превращала полного жизни, цветущего деятельностью человека в холодный труп. Чтобы ей был вынесен приговор. Во весь голос. Не перечеркнуть надо счет, поставив на нем успокоительный штемпель «уплачено», а распутать клубок причин и следствий, серьезно, тщательно, петля за петлей, его разобрать...»

«Матвей Петрович погиб…Меня оставили жить, оставили обдуманно или случайно – не знаю. Тридцать седьмой рвался из меня наружу. Когда я купила толстую школьную тетрадь и взялась за перо, выяснилось, что не менее, чем Митина гибель – да, стыжусь, не менее – потрясла меня собственная доверчивость ко лживости пустопорожних слов, способность обманываться и обманываться до той поры, пока тебе, лично тебе, не пододвинут стул ногою и не ткнут тебя сапогом в лицо. Братья, отцы, сыновья, племянники, тесть или свекровь, товарищи, друзья запытаны, избиты, расстреляны, отправлены умирать на Север – а я? «Можешь не писать – не пиши»,- завещал нам Лев Толстой. Я не писать не могла…» («Прочерк», Л.Чуковская)

Обо всех мытарствах советского человека она знала не понаслышке: у нее арестовали мужа, ее окружили кольцом постоянного надзора. Анна Андреевна Ахматова сказала однажды Чуковской: «Вы – как стакан, закатившийся под скамью во время взрыва в посудной лавке».

(Слайд 13)

Это стихотворение было написано, когда Чуковская везла рукопись своей повести «Софья Петровна» из Ленинграда в Москву.

…А рядом боль моя лежала,
В той старой папке, в стороне.
А мимо родина бежала,
В глаза заглядывая мне.
Она не пристально глядела.
Так, мимоходом, васильком
Да огоньком. Ей много дела
В дому не прибранном своем.
Со стен смывает крови пятна
(Для новых пятен, может быть).
Из недр ведет сынов обратно
(Не всех успела пристрелить).
И снова, как во дни былые,
Во дни застенка и войны,
Не до меня моей России -
Мои ей боли не больны.(.....)

Loading

Календарь

«  Август 2019  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031

Архив записей

Друзья сайта

  • Заказать курсовую работу!
  • Выполнение любых чертежей
  • Новый фриланс 24