Центральный Дом Знаний - Аменхотеп III

Информационный центр "Центральный Дом Знаний"

Заказать учебную работу! Жми!



ЖМИ: ТУТ ТЫСЯЧИ КУРСОВЫХ РАБОТ ДЛЯ ТЕБЯ

      cendomzn@yandex.ru  

Наш опрос

Как Вы планируете отдохнуть летом?
Всего ответов: 905

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0


Форма входа

Логин:
Пароль:

Аменхотеп III

Аменхотеп III, фараон Древнего Египта, правивший приблизительно в 1388 — 1351 годах до н. э., из XVIII династии. Сын Тутмоса IV и царицы Мутемуйи (Мут-ма-уа).

Время правления А. III рассматривается как один из величайших периодов расцвета древнеегипетской цивилизации, о чём свидетельствуют грандиозные храмовые комплексы и превосходные памятники скульптуры, изящные туалетные вещицы и многие другие произведения искусства, считающиеся шедеврами лучших египетских собраний музеев мира. Несмотря на обилие этих свидетельств,  А. III  всё ещё остается фигурой во многом загадочной и противоречивой. С одной стороны, он как никто другой почитал традиционных египетских богов и сооружал им роскошные храмы, с другой стороны, именно в его эпохе, когда царское самообожествление достигло невиданного размаха, лежат корни грядущей амарнской реформы. 

Известны сотни его портретов, однако наряду с этим долгие годы его правления «безмолвствуют» из-за недостатка письменных источников. Несмотря на кажущуюся доступность и многообразие памятников этого времени и условную «ясность» эпохи, время правления  А. III  всё ещё требует серьёзного и детального исследования.

Датированные источники, дошедшие до нашего времени от правления  А. III  относительно редки. Известны одиннадцать датированных царских документа, девять из которых относятся к периоду с 1 по 11 годы правления царя и два других — к 35-му. Надпись 1-го года правления известна в Дейр-эль-Берше, неподалеку от известняковых карьеров; эта надпись связана со строительными работами в храме Тота в Гермополе, находившемся на другом берегу Нила. Двойная надпись 2-го года в Туре связана с возобновлением работы в карьерах в связи с началом сооружения «Храма Миллионов лет» царя в Ком эль-Хеттан и, возможно, в Мемфисе. Четыре памятника из числа датированных, — это памятные скарабеи, в текстах на которых упомянуты: женитьба на митаннийской принцессе (10-й год), охота на диких быков (2-й год), охота на диких львов (1-й и 10-й годы) и создание искусственного озера Биркет Абу для царицы Тейе (11-й год).

Наконец, три стелы 5-го года правления связаны с единственным военным событием времени правления  А. III  — с походом в Нубию. После 11-го года правления все датированные памятники словно исчезают вплоть до 35 года, который упомянут на двух стелах из Гебель эль-Сильсилэ, тексты которых повествуют о добыче камня для заупокойного храма царя и для сооружения некоего здания в честь Ра-Атума. Сегодня очень сложно понять, почему на смену первым одиннадцати годам правления  А. III, наполненным событиями и памятниками, пришли два десятилетия относительного «молчания». Некоторые документы, которые относительно точно можно датировать, появляются после 30-го года правления царя и непосредственно связаны с тремя празднествами Сед царя; все они найдены либо в гробницах высокопоставленных вельмож, которые принимали в них участие, либо в развалинах дворца Малькатта, где происходили некоторые эпизоды торжеств. Здесь были обнаружены многочисленные печати и обломки винных сосудов, использовавшихся во время празднеств, содержащие надписи и, иногда, даты.

Если большая часть царствования  А. III  относительно молчалива и не щедра на датированные документы, то, наоборот, многие важные события царствования стали нам известны благодаря обширному числу памятников частных лиц и вельмож пышного и многолюдного царского двора.

Датированные памятники эпохи  А. III  кажутся крохотной каплей по сравнению с морем других памятников, составляющих две группы: произведения искусства и Амарнский дипломатический архив. Произведения искусства составляют другую, самую значительную и интересную часть памятников эпохи  А. III. Сюда входят грандиозные храмы царя и многочисленные произведения скульптуры, среди которых особое место занимают более двух сотен статуй царя, начиная от миниатюрных фигурок из стеатита и завершая колоссами Фив. Памятники частных лиц, несмотря на обилие и, порой, истинное совершенство, оказались в тени грандиозных памятников царя. Исключение составляют, пожалуй, лишь гробницы, среди которых есть как скромные расписанные погребальные покои писцов и жрецов некрополя, так и восхитительные подземные дворцы, богато отделанные рельефами, зачастую полихромными, повествующими о жизни высокопоставленных вельмож двора и царских празднествах Сед.

Сфинксы, изображающие  А. III, установлены на Университетской набережной в Санкт-Петербурге.

А. III родился в Фивах. Многочисленные сохранившиеся документы времени правления Тутмоса IV подтверждают, что он был объявлен наследным принцем ещё при жизни своего отца. Скорее всего, он взошёл на престол в очень юном возрасте, — ему не было ещё и десяти лет; этот факт подтверждается многими источниками и не удивляет, если учитывать тот факт, что Тутмос IV умер слишком рано, чтобы иметь наследника в зрелых годах. В облике ребенка царевич предстаёт на изображении из гробницы вельможи Хекаэрнехеха, на статуе своего наставника Себекхотепа, в надписи 7-го года Тутмоса IV на скале в Коноссо. Значительное число портретов царя с чрезвычайно юными и мягкими чертами лица восходит именно к этому раннему периоду его правления.

Первые годы правления царя, естественно, прошли под властью регента, скорее всего, его матери — царицы Мутемуйи. Воцарение  А. III, судя по всему, прошло быстро и безболезненно; во всяком случае никто из вельмож двора не был в связи со сменой царя смещен со своей должности. Так, Птахмес, верховный жрец Амона, занявший эту должность в последние годы правления Тутмоса IV, с восшествием на престол нового царя стал ещё и градоначальником Фив и везиром.

С первого года царствования, а возможно, и с момента восшествия на престол супругой юного царя стала Тейе. По-видимому, она принадлежала к провинциальной знати и, может быть, имела значительную примесь нубийской крови. Тем самым была нарушена давняя традиция. Обычно фараоны для чистоты крови женились на ближайших своих родственницах, которые получали титул «главной супруги», а сыновья их наследовали престол. Но  А. III  пренебрег обычаем предков и возвысил Тэйе над всеми остальными своими женами, нарушив тем самым установленную традицию. По всей видимости, Тэйе была женщиной умной и энергичной и, должно быть, оказывала большое влияние на своего царственного супруга.

Возможно, брак  А. III  с дочерью безвестного заведующего скотными дворами одного из провинциальных храмов, вызвавший неодобрение жречества и «старой» столичной знати, был одним из первых явных знаков того, кому в стране благоволит фараон. Тэйя, как утверждают источники, была очень умна. Надписи на скарабеях — изображениях священных жуков, посвященных богу солнца, — свидетельствуют, что  А. III  считался со своей супругой больше, чем это было принято, и при том не только в семейных делах. Подобное пренебрежение к древним установлениям, естественно, вызвало неудовольствие советников фараона — жречества, то есть тех кругов, которые обычно ближе всех стояли к царю. Они чувствовали себя обойденными.

Дети  А. III  и Тейе:

  • сын Тутмос

  • сын Аменхотеп (будущий Эхнатон)

  • дочь Сатамон

  • дочь Изида

  • дочь Хенуттанеб

  • дочь Небеттах

В начале царствования  А. III  Египет находился на вершине своего могущества. С царями Митанни, Вавилонии, Кипра существовали дружественные отношения, поэтому правление  А. III  было на редкость мирным. Лишь однажды  А. III  предпринял поход в Нубию, для подавления вспыхнувшего там восстания. Кампания 5-го года, известная по многочисленным источникам, детальнее всего описана в тексте высеченным на скале между Асуаном и островом Филэ. Несмотря на утверждения — «В пятом году вернулся царь назад. Он восторжествовал в этом году в первом походе своём, совершенном через презренную землю Куш. Он поставил границы по воле своей. Ни один царь не сделал ничего подобного, исключая его, смелого фараона, надеющегося на свою силу (то есть  А. III )» — царь, судя по всему участвовал лишь символически: традиционно подобные походы осуществлялись под руководством человека, имеющего опыт военных действий в регионе, чаще всего, «Царского сына Куша». Под надписью помещены имена шести побеждённых народов юга, в числе которых земля Куш.

Кажется об этом же походе повествуеют плохо сохранившаяся надпись в Бубастисе и стела царского сына Куша Меримоса, которую он установил в Семне, у 2-х порогов, от имени царя. Все началось с восстания «презренного враждебного Куша» под руководством некоего вождя Ихени, «хвастуна в окружении войска своего; не знал он льва, что был перед ним. Это Небмаатра (тронное имя  А. III ), лев ужасный, который схватил когтем Куш презренный, разорвав всех вождей его в их долинах, лежащих в крови один на другом». Несмотря на уничтоженную верхнюю часть, текст стелы Меримосе более содержателен, нежели царский, изобилует деталями. Меримос навербовал армию среди нубийцев Северной Нубии. Эта армия должна была действовать вместе с войском фараона, что доказывает, до какой степени успела египетизироваться Нижняя Нубия. В годовщину празднования 5-го года восшествия на престол  А. III, в стране Ибхета, лежащей выше 2-х порогов, произошло сражение с мятежниками. Последние были разгромлены. Египтяне убили 312 и взяли в плен 740 нубийцев. После наказания жителей окрестных областей, с целью предотвращения дальнейших случаев неповиновения,  А. III  отправился на юг. Бубастисская надпись сообщает, что египетские войска достигли «высот Хуа» (местоположение неизвестно, но эти высоты фигурируют в списках рядом с Пунтом и находились, вероятно, далеко на юге), где расположился лагерем в стране Унешеи, к югу от Хуа. Это был крайний пункт движения  А. III  на юг. Водрузив свою пограничную плиту у неких «вод Хора», чего, якобы, не сделал никто из его предшественников, и, собрав большое количество золота в стране Караи,  А. III возвратился в Египет. Этот «первый победоносный поход»  А. III был, по-видимому, и единственным, в котором он участвовал. Да и не вполне ясно, кто, собственно, руководил походом, он сам или Царский сын Куша Меримос. 

В Азии владычество  А. III было общепризнанным. Цари таких великих держав, как Митанни и Вавилонское царство, заискивали перед фараоном и посылали в его гарем своих сестёр и дочерей. Так,  А. III был женат на сестре и дочери вавилонского царя Кадашман-Харбе I, дочери вавилонского царя Куригальзу I, дочери вавилонского царя Кадашман-Элиля I. Также  А. III был дважды женат на митаннийских принцессах. В 10-й год своего царствования он женился на дочери царя Митанни Шуттарны I Келу-хебе (Гилухеппа), а в 36-ой — на внучке Шуттарны I, дочери Тушратты — Таду-хебе (Тадухеппа). О большом влиянии Аменхотепа говорит и тот факт, что вавилонский царь Куригальзу I, когда сирийские царьки попытались вовлечь его в союз против фараона, послал им категоричный отказ на том основании, что он находится в союзе с фараоном, и даже угрожал им войной в случае, если их союз осуществится. Царь Кипра находился в вассальной зависимости от Аменхотепа и регулярно посылал ему большое количество меди за исключением одного раза, когда, как он сам говорит в своё оправдание, его страну посетила чума. Более двадцати предметов с именами  А. III  и Тейе, обнаруженные на островах Эгейского моря, свидетельствуют о краткосрочном возобновлении связей Египта с этим регионом.

Царствование Аменхотепа было отмечено грандиозным строительством. Перед храмом Амона в Карнаке, Аменхотеп возвёл ещё один пилон, построил по соседству, подле подковообразного озера, храм супруге Амона — богине Мут. Не исключено, что и средний проход, так называемого, Гипостильного зала в Карнаке, между двумя рядами исполинских колонн высотой 24 м, восходит к А. III, и только впоследствии был расширен в огромный чертог. На юге Фив был построен храм Ипет-Рес (Луксорский храм) — одно из самых изысканных творений египетских зодчих. К нему тоже вёл величественный проход между двумя рядами каменных колонн высотой 16 м. Похожие проходы были воздвигнуты им перед соседним храмом Мут, и перед храмом в Сульбе (между 2 и 3-им порогами). Всеми строительными работами в Карнаке, Луксоре и в Фивах в целом руководили два зодчих — два брата близнеца Хори и Сути.

На западном берегу Нила возле столицы был построен загородный дворец  А. III. Он представлял собой огромное одноэтажное сооружение из кирпича-сырца, с превосходными росписями на потолках, стенах и полах. В дворцовый комплекс входили и дома придворных, мастерские, дома ремесленников. Постройку этого дворца, получившего название «Дом Ликования», не без основания связывают с празднеством «тридцатилетия царствования» (хеб-сед). Несколько севернее дворца был построен великолепный поминальный храм  А. III. К сожалению, от этого здания мало что уцелело. Возле этого храма была создана аллея из сфинксов, изваянных из розового гранита, а перед его пилонами были воздвигнуты две огромные статуи фараона, знаменитые «колоссы Мемнона», каждый из цельной каменной глыбы высотой 21 м и весом более 700 тонн. Постройкой этого храма руководил архитектор  А. III, сын Хапу. Этот же  А. III из каменоломен около Гелиополя доставил в Фивы два огромных изваяния своего повелителя для общегосударственного храма в Карнаке. По крайней мере, одно из них имело высоту 24 м.

Источником столь обширной строительной деятельности  А. III, были несметные богатства, поступающие в Египет из покоренных и зависимых стран. Эти богатства Египта были столь велики, что  А. III  мог посылать большое количества золота в качестве подарков своим верным союзникам —- царям Митанни и Вавилона, причём последние были уверены, что золота в Египте столь же много, как песка в пустыне. В правление  А. III наблюдалось процветание торговли, также приносящей огромный доход государству, ибо  А. III всячески поощрял законную торговлю и надлежащим образом её таксировал. В искусстве времени  А. III сочеталось стремление к громадному (исполинские колонны и здания), со строгой стройностью. А изображениям на плоскости сообщались очертания невиданной мягкости и плавности.

В эпоху царствования  А. III  Египет поддерживал контакты и с Пунтом. В гробнице Аменмеса (ТТ89), градоначальника Фив и очень высокопоставленного вельможи, сохранилось изображение типичных даров Пунта в сопровождении местных вождей. Другой Аменмес, простой писец, также сообщал о прибытии флотилии из Пунта в Египет в период до 36-го года правления царя. 

А. III, упиваясь своим владычеством над «миром», дошёл в самообожествлении до культа собственных идолов. Правда, это поклонение фараону насаждалось преимущественно в Нубии, где вместе с Амоном царю был посвящен великолепный храм в Сульбе, но и в Мемфисе царскому идолу воздавались божественные почести. В Нубии, в соседней с Сульбой Седэнге был сооружён храм, в котором, как богиню, чтили любимую жену фараона, царицу Тэйе. Сановному строителю Аменхотепу, сыну Хапу, скончавшемуся, скорее всего, после 30-го года царствования фараона, был построен поминальный храм на западе Фив, словно царю. Века спустя, он был причислен к пантеону египетских богов, и греки ввели его «Аменофиса, сына Паания» в сонм своих мудрецов.

Фараонов издревле сравнивали с солнцем и величали их «сыновьями Ра (солнца)», но никто до Аменхотепа не именовал себя столь упорно, как он — видимым Солнцем. С этим представлением о себе, как о светлом Солнце перекликалось настойчивое подчеркивание своей приверженности к «правде» (Маат). Из пяти царских имён три были посвящены ей: в первом имени царь величал себя «Воссиявшим в Правде», во втором — «Устанавливающим Законы», четвёртое, обычно государственное имя, — «Неб-Маат-Ра» означало «Владыка Правды Солнце». Возле главного храма столицы в Карнаке фараон поставил особый храмик, всё той же «Правде», «дочери Солнца» Маат. 

В конце царствования  А. III начались волнения в азиатских владениях Египта, так называемое народное движение хапиру — изгоев, удалившихся в степь и образовавших отряды вольницы. Хапиру выступали против царской власти вообще, и против фараоновской в особенности. В это время в горах, между Финикией и Сирией возникло новое государство Амурру, основное население которого составляли хапиру. Создатель этого царства Абди-Аширта из осторожности прикидывался верным фараону, но одновременно через своих агентом систематически призывал население присоединиться к хапиру и убивать своих градоначальников, верных фараону, что и происходило там и сям по всей Финикии и Палестине. Кое-где дело доходило до выступлений отдельных вооруженных групп рабов. Египетские наместники Амурру не сразу обнаружили враждебный характер деятельности Абди-Аширты, в результате чего он сумел значительно расширить свои владения. 

В 70-х годах XIV века до н. э. на севере для Египта возникла новая опасность. Окрепшее Хеттское царство стало претендовать на гегемонию в районе Сирии и Верхней Месопотамии. Хеттывторглись во владения союзника  А. III митаннийского царя Тушратты. Тушратте удалось изгнать их, и он даже послал  А. III колесницу, пару лошадей и двух рабов в виде подарка из числа добычи, доставшейся ему от хеттов. Но египетские провинции в Сирии не были пощажены. Акиззи, вассальный царь Катны писал фараону, что хетты вторглись на его территорию в долине Оронта, унесли изображение Амона-Ра с именем Аменхотепа III, и, уходя, сожгли город. Нухашше, лежащее дальше на север, постигло подобное же нападение, и его царь Адду-Нирари написал отчаянное письмо фараону с уверениями в преданности и просьбой помочь против нападавших.  А. III ограничивался посылкой небольших частей войска. Видимо, для поддержки в борьбе против хеттов наметился брак  А. III с дочерью царя страны Арцавы Тархундарадуса.

Также неспокойно было и внутри страны, где сталкивались интересы двух могущественных группировок: столичной и местной номовой знати с одной стороны и новых социальных слоев и выдвинувшейся из их среды новой служилой знати — с другой. В 30-ю годовщину царствования А. III назначил своим соправителем своего сына Аменхотепа IV. Под конец жизни  А. III  сильно потолстел и страдал каким-то тяжелым недугом. Для исцеления от него митаннийский царь Тушратта послал своему египетскому «брату» идол богини Иштар Ниневийской, с вежливой просьбой вернуть его потом обратно. Царица Тэйе сохранила своё необычайное положение рядом с фараоном вплоть до его кончины, несмотря на то, что  А. III был женат не только на иноземных царевнах, но и на нескольких собственных дочерях. Бывает, что на одной и той же надписи стоят рядом имена  А. III, «жены царя» Тэйе и их дочери, «жены царя» Ситамон (Си-Аманы «Дочери Амона»).

А. III царствовал 38 лет и несколько месяцев. Его мумия, обнаруженная вместе с останками многих других царей и цариц в гробнице-тайнике его деда Аменхотепа II в Долине царей, дала возможность установить, что в момент смерти ему было от 40 до 50 лет; точнее определить возраст не удалось.

Лит.:

  • История Древнего Востока. Зарождение древнейших классовых обществ и первые очаги рабовладельческой цивилизации. Часть 2. Передняя Азия. Египет / Под редакцией Г. М. Бонгард-Левина — М.: Главная редакция восточной литературы издательства «Наука», 1988. — 623 с. — 25 000 экз.

  • Авдиев В.И. Военная история древнего Египта — М.: Издательство «Советская наука», 1959. — Т. 2. Период крупных войн в Передней Азии и Нубии в XVI—XV вв. до н. э. — 148 с.

  • Михаловский К. Луксор. — Варшава, 1972.

  • Петербургские сфинксы. Солнце Египта на берегах Невы. (Под ред. В. В. Солкина) — СПб., 2005.

  • Aménophis III. Le Pharaon-Soleil. — Paris, 1993.

  • Vandersleyen Cl. L’Egypte et la vallée du Nil. Vol. II. — Paris, 1995.

Loading

Календарь

«  Июль 2020  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031

Архив записей

Друзья сайта

  • Заказать курсовую работу!
  • Выполнение любых чертежей
  • Новый фриланс 24