Центральный Дом Знаний - Анархизм

Информационный центр "Центральный Дом Знаний"

Заказать учебную работу! Жми!



ЖМИ: ТУТ ТЫСЯЧИ КУРСОВЫХ РАБОТ ДЛЯ ТЕБЯ

      cendomzn@yandex.ru  

Наш опрос

Я учусь (закончил(-а) в
Всего ответов: 2668

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0


Форма входа

Логин:
Пароль:

Анархизм

стр.: 1  2  3  4  5

Анархизм (от греч. anarchía — безвластие), мелкобуржуазное общественно-политическое течение, враждебное пролетарскому научному социализму. Основная идея А. состоит в отрицании всякой государственной власти и проповеди ничем не ограниченной свободы каждой отдельно взятой личности.

Рассматривая любое государство (в т. ч. и государство, осуществляющее диктатуру пролетариата) как первопричину всех общественных несправедливостей, А. предлагает начать с его уничтожения создание нового общества. При этом анархисты отвергают всякую власть (не только государственную), отрицают общественную дисциплину, необходимость подчинения меньшинства большинству, выступают против политической борьбы рабочего класса, против организации рабочих в политическую партию.

В. И. Ленин указал три основных различия между марксизмом и А. по вопросу о государстве: 1) марксисты «...ставя своей целью полное уничтожение государства, признают эту цель осуществимой лишь после уничтожения классов социалистической революцией, как результат установления социализма, ведущего к отмиранию государства»; анархисты «...хотят полного уничтожения государства с сегодня на завтра, не понимая условий осуществимости такого уничтожения»; 2) марксисты «...признают необходимым, чтобы пролетариат, завоевав политическую власть, разрушил полностью старую государственную машину, заменив ее новой...»; «анархисты ...отрицают использование государственной власти революционным пролетариатом, его революционную диктатуру»; 3) марксисты «...требуют подготовки пролетариата к революции путем использования современного государства; анархисты это отрицают» (Полн. собр. соч., 5 изд., т. 33, с. 112—13).

Конечной целью А. объявляет свободную федерацию мелких автономных ассоциаций производителей; при этом проповедуется грубая, примитивная уравнительность.

Социальную основу А. наряду с мелкой буржуазией составляют деклассированные элементы, люмпен-пролетариат. Вместе с тем решительная критика пороков буржуазного общества, а также реформизма и соглашательства некоторыми представителями А. привлекает к ним симпатии определённых прослоек участников революционного движения. А. сыграл известную роль в пробуждении у трудящихся масс протеста против эксплуатации. Однако с развитием рабочего движения А., уводящий рабочих на ложный путь, стал объективно мешать классовой борьбе пролетариата против буржуазии.

А. сложился в 40-х — начале 70-х гг. 19 в. и приобрёл наибольшее распространение в странах с высоким удельным весом мелкой буржуазии [Испания, Португалия, Италия, Швейцария, Франция, Россия (см. в разделе Анархизм в России), Австрия, Нидерланды, некоторые страны Латинской Америки]. Сам термин «А.» введён П. Ж. Прудоном, а истоки идей А. восходят к 17—18 вв. (У. Годвин и др.). Главными идеологами А. на различных этапах его развития были М. Штирнер (Германия), М. А. Бакунин, П. А. Кропоткин (Россия), П. Ж. Прудон, Ж. Грав (Франция).

К. Маркс и Ф. Энгельс раскрыли теоретическую несостоятельность и социальную природу А. В Интернационале 1-м они вели настойчивую борьбу против прудонизма (его приверженцы стремились увековечить раздробленное мелкое производство), а после его разгрома — против Бакунина и его последователей (в 1868 бакунисты создали раскольнический международный Альянс социалистической демократии), сводивших революцию к «самопроизвольному действию», т. е. стихийному бунту масс, прежде всего — деклассированных элементов и крестьянства. В 1872 Гаагский конгресс 1-го Интернационала исключил из Интернационала анархистских лидеров Бакунина и Д. Гильома. В том же году бакунисты создали т. н. Анархистский интернационал, который просуществовал до 1878. В 1873 Генеральный совет Интернационала принял решение о том, что все организации, отказавшиеся признать общие решения Гаагского конгресса, не могут считаться членами Интернационала; по существу это означало исключение бакунистов из его рядов.

Во 2-й половине 19 в. анархисты наносили серьёзный ущерб социалистическому движению своей тактикой «прямого действия» (террористические акты, саботаж), выступлениями против политической борьбы и политической партии пролетариата. Анархисты пытались дезорганизовать работу Интернационала 2-го, который в 1891 исключил их из своих рядов. На почве А. в конце 19 в. возникает анархо-синдикализм, достигший наибольшего влияния в начале 20 в. Недовольство рабочего класса оппортунистической политикой социал-демократических лидеров способствовало распространению анархистских настроений и среди части рабочих, занятых в крупной промышленности. В эти годы большое значение в идейной борьбе против А. имели труды В. И. Ленина, направленные против анархистских и правооппортунистических извращений пролетарской теории и тактики.

В годы 1-й мировой войны 1914 — 18 многие анархистские лидеры (Г. Эрве, П. А. Кропоткин и др.) заняли шовинистическую позицию, прямо противоречившую выдвигавшимся ими раньше антимилитаристским доктринам.

После Октябрьской революции А. в Советской республике потерял свою классовую базу, выродился в контрреволюционное течение и в 1920-е гг. был ликвидирован. В других странах А. также пришёл в упадок в обстановке подъёма революционной борьбы рабочего класса. Единственной страной, в которой А. продолжал пользоваться заметным влиянием, оставалась Испания, где в 1926 была основана политическая организация анархистов — Федерация анархистов Иберии (ФАИ). Во время Национально-революционной войны 1936 — 39 в Испании часть анархистов и их лидеров (Б. Дуррути и др.) встала на путь организованной борьбы с фашизмом; другие лидеры отрицали необходимость революционной дисциплины в ходе Национально-революционной войны 1936 — 39, снимали некоторые части с фронта, устраивали бесчинства и провокации в тылу, требовали «немедленной революции» и «либертарного» (т. е. свободного от государственной власти) «коммунизма». Эти действия ослабляли Испанскую республику. После 2-й мировой войны 1939 — 45 анархисты проявляют некоторую активность лишь в Испании, Италии и в отдельных странах Латинской Америки. Конгрессы сторонников А., проводимые после войны периодически во Франции, крайне малочисленны; основную роль в них играет эмигрантская организация ФАИ; из Италии, Аргентины и некоторых др. стран, где ещё сохранились немногочисленные группы приверженцев А., в конгрессах принимают участие лишь отдельные лица. Однако в конце 1960-х гг. вовлечение всё более широких слоев населения (в частности, студенческой молодёжи) в антикапиталистическую борьбу сопровождается оживлением идейных направлений, более или менее родственных А. Этим пытаются воспользоваться враждебные коммунизму элементы, а подчас и прямая агентура империалистов.

А. в России возник в конце 60-х — начале 70-х гг. 19 в. В 70-е гг. часть народников (см. Народничество), вплоть до образования «Народной воли», находилась под влиянием анархистских идей М. А. Бакунина. Программные и тактические установки русских анархистов сформулированы Бакуниным в книге «Государственность и анархия» (1873). Характерными чертами А. тех лет были: отрицание необходимости политической борьбы с правительством, отрицание парламентаризма, вера в социалистические «инстинкты» русского крестьянства, вера в крестьянскую общину как основу социализма, в близкую социальную революцию в России, которая якобы должна произойти в результате повсеместного крестьянского восстания. Бакунин убеждал молодёжь в глубокой и неистощимой революционности крестьянских масс, считая, что «ничего не стоит поднять любую деревню» на бунт. Под влиянием Бакунина в революционном народническом движении 70-х гг. сформировалось бунтарское бакунистское направление. А. 70-х гг. выражал интересы мелкой буржуазии и части крестьянства. «Хождение в народ» показало несостоятельность надежд русских анархистов на готовность крестьянства к революции. Выявились противоречия, которые были заложены в учении самого Бакунина. В 70-е гг. А. смог «... развиться необыкновенно пышно и обнаружить до конца свою неверность, свою непригодность, как руководящей теории для революционного класса» (Ленин В. И., Полн. собр. соч., 5 изд., т. 41, с. 15). В 80-е гг. А. по существу не играет никакой роли в русском освободительном движении.

В конце 19 — начале 20 вв. идеологом А. выступил П. А. Кропоткин. В 1906 в Петербурге появились его работы «Анархия, ее философия, ее идеал», «Анархия и ее место в социалистической революции». В 1903 в Швейцарии при участии Кропоткина стал выходить анархистский журнал «Хлеб и воля». В России анархистские группы образовались в Одессе, Екатеринославе, Белостоке и др. Социальная база А. в эти годы — отсталые слои рабочего класса, мелкая буржуазия.

В период Революции 1905—07 анархистские организации появились почти во всех крупных промышленных городах, особенно на юге России, и на флоте. Однако их влияние было незначительно. В. И. Ленин, отмечая вред теоретических взглядов анархистов и их тактики для пролетариата, в декабре 1905 писал: «...Мы употребим... все средства идейной борьбы, чтобы влияние анархистов на русских рабочих осталось столь же ничтожным, каким оно было и до сих пор» (там же, т. 12, с. 132). Анархисты вместе с меньшевиками в 1906—07 вели пропаганду за созыв беспартийного «рабочего съезда», 5-й съезд РСДРП принял специальное решение о ненужности такого съезда. Среди анархистов в этот период оформилось несколько течений: «хлебовольцы», отрицавшие экспроприацию и признававшие пользу рабочих организаций; « анархисты-синдикалисты», рассматривавшие синдикаты (объединение рабочих на почве производственных интересов в профсоюзы) как ячейки будущего безгосударственного общества и издававшие за границей журнал «Буревестник»; «безначальцы» и «чернознаменцы» (позднее часть из них выделилась в группу «безмотивников»), которые выдвигали на первый план террор и экспроприацию. Организации анархистов почти все были разгромлены полицией.

После Февральской революции 1917, в связи с пробуждением к политической жизни широких мелкобуржуазных масс, анархисты активизировались; они создали во многих городах «федерации» и образовали фракции в ряде Советов (Кронштадтский совет).

Анархистское движение 1917 в значительной мере свелось к экспроприациям и террору. Выступавшие часто под видом анархистов бандиты и авантюристы способствовали полной компрометации А. как политического течения. Октябрьская революция, лишившая буржуазию политических прав, ликвидировала почву для анархистской агитации. Часть анархистов признала Советскую власть. Другая часть анархистов по мере укрепления Советского государства стала развёртывать пропаганду против Советской власти, заявляя, что она якобы означает «восстановление государственного гнёта». В обстановке Гражданской войны некоторые анархисты выступали против Советской власти с оружием в руках в различных бандах (см. Махновщина). В 1919 в Москве сложилась «Всероссийская организация анархистов подполья», совершившая ряд террористических актов (например, совместно с левыми эсерами — взрыв 25 сентября1919 здания МК РКП(б) в Леонтьевском переулке и др.). Эта и др. подобные организации анархистов были раскрыты органами ВЧК. До середины 20-х гг. продолжали действовать лишь небольшие легальные группы или кружки анархистов, пытавшиеся пропагандировать свои идеи (издательство «Голос труда»). Потеряв свою классовую базу, А. в СССР был ликвидирован.

Лит.: Маркс К., Нищета философии, К. Маркс и Ф. Энгельс, Соч., 2 изд., т. 4; его же, Конспект книги Бакунина"Государственность и анархия", там же, т. 18; Энгельс Ф., Бакунисты за работой, там же; Маркс К. и Энгельс Ф., Альянс социалистической демократии и Международное Товарищество Рабочих, там же; Ленин В. И., Анархизм и социализм, Полн. собр. соч., 5 изд., т. 5; его же, Социализм и анархизм, там же, т. 12; его ж е. Государство и революция, там же, т. 33; Плеханов Г. В., Наши разногласия, в его кн.: Избранные философские произведения, т. 1, М., 1956: Бакунин М. А., Собр. соч. и писем, т. 1—4, М., 1934 — 35; Кропоткин П. А., Собр. соч., т. 1—2, М., 1918; Ярославский Е., Анархизм в России, М., 1939; Лейбзон Б. М., Мелкобуржуазный революционаризм, М., 1967; Косичев А. Д., Борьба марксизма-ленинизма с идеологией анархизма и современность, М., 1964; Комин В. В., Анархизм в России, Калинин, 1969: Штирнер М., Единственный и его собственность, пер. с нем., ч. 1—2, СПБ, 1907—09; Прудон П., Что такое собственность?..., пер. с франц., СПБ, 1919; Штаммлер Р., Анархизм, пер. с нем. , СПБ, 1906; Реклю Э., Эволюция, революция, анархический идеал, пер. с франц., М., 1906; Godwin W., Enquiry concerning political justice and its influence on general virtue and happiness, v. I — 2, L., 1793; Read H., Anarchy and order, L., 1954; Nettlau М., Der Anarchismus von Proudhon zu Kropotkin, B., 1927.


АНАРХИЗМ (от греч. ачяр/м — безначалие, без­властие) — мелкобуржуазное реакционное общественно-политич. течение, враждебное пролетарскому научному социализму, к-рое иод видом отрицания всякой государственной власти и политической борьбы подчиняет интересы нролетариата интересам буржуазии и отрицает революционную дикта­туру пролетариата. В. И. Ленин указал три основ­ных различия между марксизмом и А. по вопросу о государстве: 1) марксисты, «ставя своей целью пол­ное уничтожение государства, признают эту цель осуществимой лишь после уничтожения классов социалистической революцией», считают, что госу­дарство отомрёт в конечном счёте в результате построения бесклассового общества; анархисты «хотят полного уничтожения государства с сегодня на завтра, не понимая условий осуществимости такого уничтожения»; 2) марксисты «признают необходимым, чтобы пролетариат, завоевав поли­тическую власть, разрушил полностью старую госу­дарственную машину, заменив ее новой», и исноль- зовал государственную власть для подавления экс- нлоататоров в целях построения коммунистич. общества; анархисты «отрицают использование го­сударственной власти революционным пролетари­атом, его революционную диктатуру»; 3) марксисты «требуют подготовки пролетариата к революции путем использования современного государства; анархисты это отрицают» (см. Ленин, Соч., 4 изд., т. 25, стр. 455). Анархисты отрицают всемирно- историческую роль пролетариата, осуществляют «подчинение рабочего класса буржуазной политике под видом отрицания политики» (Ленин, там же, т. 5, стр. 303).

История борьбы рабочего класса и прежде всего опыт Советского государства доказали со всей убедительностью, что завоевание власти рабочим классом и создание мощного социалистич. государ­ства является условием освобождения трудящихся и построения коммунистич. общества. А., требующий «немедленного» уничтожения государства и отвергающий использование государственной власти революционным пролетариатом, является злейшим врагом социалистич. революции и освобождения трудящихся. А. выдаёт себя за социалистич. тече­ние, в действительности же он не имеет ничего об­щего с социализмом. «Между социализмом и анархиз­мом,— писал В. И. Ленин,—лежит целая пропасть...» (Соч., 4 изд., т. 10, стр. 55). И. В. Сталин указывал: «марксизм и анархизм построены на совершенно различных принципах... Краеугольный камень анафхизма — личность, освобождение кото­рой, но его мнению, является главным условием освобождения массы, коллектива. По мнению анар­хизма, освобождение массы невозможно до тех пор, нока не освободится личность, ввиду чего его лозунг: „Всё для личности. Краеугольным же кам­нем марксизма является масса, освобождение ко­торой, но его мнению, является главным условием освобождения личности. То есть, по мнению марк­сизма, освобождение личности невозможно до тех пор, пока не освободится масса,ввиду чего его лозунг: „Всё для массы".—Ясно, что здесьмы имеем два прин­ципа, отрицающие друг друга, а не только тактиче­ские разногласия» (Сталин, Соч., т. 1, стр. 296).

«Анархизм,— писал В. И. Ленин,— порождение отчаяния. Психология выбитого из колеи интеллигента или босяка, а не пролетария» (Соч., 4 изд., т. 5, стр. 300). Научная марксистская теория учит, что пролетариат может освободиться, только уничтожив буржуазное государство, завоевав политич. власть и построив государство пролетар­ской диктатуры, направленное на подавление бур­жуазии и построение коммунизма. Этой теории А. противопоставляет вреднейшую болтовню о немед­ленной отмене государства, о его «взрыве». За всю историю своего существования А., как указывал В. И. Ленин, «не дал ничего кроме общих фраз про­тив эксплуатаци и... Недостает (а) понима­ния причин эксплуатации; ((!) понимания раз­вития общества, ведущего к социализму; (у) пони­мания классовой борьбы, как творческой силы осуществления социализма» (там же).

Антинаучный и реакционный характер анархист­ской теории находит своё проявление и неспособ­ности анархистов связать борьбу трудящихся клас­сов за своё освобождение с подлинно патриотич. традициями народных масс. Анархисты противопо­ставляют пролетарскому патриотизму, который не­разрывно связан с пролетарским интернациона­лизмом, типичную космополитическую концепцию о «всемирной солидарности людей». Государственный нигилизм анархистов дополняется национальным нигилизмом. Родина для анархистов — лишь геог­рафическое понятие, место рождения.

А. порождён классовыми противоречиями капи­талистического общества. В эпоху промышленного капитализма А. получил сравнительно большое рас­пространение в странах с значительным удельным весом мелкотоварного производства и с большой мелкобуржуазной прослойкой (Испания, Италия, Франция, Швейцария и т. д.). Мелкий собственник в силу раздробленности и индивидуализма своей хозяйственной деятельности склонен при капита­лизме к постоянным колебаниям. Доведённый до нищеты и разорения капиталистическим способом производства, мелкий собственник выступает за его уничтожение, но в то же время стремится сохра­нить свою мелкую частную собственность. Он меч­тает о каком-то третьем пути. Ленин писал, что «в об­ществе ожесточенной классовой борьбы между бур­жуазией и пролетариатом, особенно при неизбежном обострении этой борьбы революцией, не может быть „сродней" линии. А вся суть классовой по­зиции и стремлений мелкой буржуазии состоит в том, чтобы хотеть невозможного, стремиться к не­возможному, т. е. как раз к такой „средней линии"» (Соч., 4 изд., т. 25, стр. 76). Поскольку буржуаз­ное государство стоит на защите интересов круп­ного капитала и своей экономической политикой содействует разорению мелкого собственника, по­следний видит в государстве враждебную силу. В то время как пролетариат стремится к разру­шению буржуазного государства и замене его социалистич. гос-вом, идеалом мелкого произво­дителя, доведённого до отчаяния всей системой капиталистической экснлоатации, не восприняв­

шего пролетарских методов борьбы, является утог пическое безгосударственное общество, где бы он мог «свободно» трудиться. Выражая настроения разоряющихся хозяйчиков и деклассированных эле­ментов, А. под прикрытием псевдореволюционных и псевдосоциалистич. фраз стремился проникнуть также в рабочую сроду. Анархисты пользовались неустойчивостью того слоя пролетариата, к-рый cor стоял из недавних выходцев из непролетарских классов. «Этот слой, — указывал И. В. Сталин, представляет наиболее благоприятную почву для всяких анархистских, полуанархистских и „ультра­левых" группировок» (Соч., т. 9, стр. 10).

Анархисты причинили огромный вред рабочему движению как своей реакционной идеологией, так и своей дезорганизаторской деятельностью. На всём протяжении своей истории А. вёл бещеную борьбу против революционного пролетарского социа­лизма, политич. борьбы пролетариата, подлинных рабочих партий, единства рабочего класса.

В эпоху империализма, особенно в период общего кризиса капитализма, А. как враждебная марксиаму идеология широко используется империалистич. буржуазией с целью борьбы против коммуниз­ма, дезорганизации рядов пролетариата и подчиг нения его своему влиянию.

Предшественниками А. были англичанин Уильям Годвин (см.) (1756—1836) и немец Макс Штирнер (см.) (1806—56). В своей книге «Исследование о политической справедливости...» (1793) Годвия отвер­гал государство, законы и политич. учреждения во имя т.н. свободы личности. В своих выводах Годвин «решительно антисоциален» (Энгельс, см. Маркс и Энгельс, Соч., т. 21, стр. 18). В анархических идеях Годвина сказались настро­ения английской мелкой буржуазии конца 18 в., жестоко страдавшей от промышленной революции и от антинародной политики англ. государства.

Штирнер в своей книге «Единственный и его собственность» (1845) провозгласил, что во имя своей полной свободы «Я», «единственный», «эгоист» дол­жен восстать против всего, что стесняет мою сво­боду. Злостные нападки Штирнера на коммунизм; освящение им частной собственности и воспевание союза независимых «эгоистов-собственников» как наилучшей формы общежития — всё это ясно пока­зало, что «единственный» Штирнера с его «все­ленским бунтом» выражал типичную идеологию немецкого мелкого буржуа.

А. как общественно-политич. течение начинает свою историю с 19 в. Термин «А.» принадлежит Пьеру Жозефу Прудону (1809—65), к-рый анархистские идеи, имевшие хождевие в 17—18 вв., выдал за свои собственные. Реакционная мелкобуржуазная при­рода А. выступает с чрезвычайной яркостью в рабо­тах Прудона.

Реакционная теория Прудона основывается на его антинаучных экономич. воззрениях, согласно к-рым стоимость создаётся якобы в сфере обраще­ния. Социальная организация, к к-рой стремился Прудоп, это — строй мелкой частной собственности и раздроблённого мелкого производства. Утопия взаимного обмена услугами отдельных мелких про­изводителей по принципу равноценности — эконо- мич. принцип его «идеального» общества (отсюда наименование анархич. утопии Прудона: мютюэ­лизм — «система взаимности»), Прудон изобретает «конституированную стоимость», якобы обеспечива­ющую полное равенство обмена, отвечающую мелко­буржуазному идеалу уравнительности. Эта «консти­туированная стоимость» обоснована Нрудоном с цомощью идеалистич. диалектики Гегеля, из к-рой он взял самые слабые и реакционные её стороны. В «Нищете философии» Маркс подверг Прудона унич­тожающей критике и осмеял его схоластич. философ­ские рассуждения и политико-экономич. концепцию.

С точки зрения Прудона юридическим выражением отношений, в к-рые вступают мелкие производители в процессе обмена, является договор. В договоре, уверяет Прудон, «абсолютная свобода» индивидуума, к-рый добровольно берёт на себя определённые обя­зательства, совпадает с порядком. Прудон измыш­ляет утопию «социального договора», объединяющего членов целой нации. Этот «социальный договор,— пишет Прудон,— по существу подобен меновому». Анархич. утопия Прудона—это реакционная идеа­лизация общества, состоящего из мелких хозяйчиков.

Прудон стремился увековечить капиталистич. производственные отношения и проектировал созда­ние такого государства («свободного и доброволь­ного»), к-рое, по существу, являлось бы буржуаз­ным террористич. строем.

Мелкобуржуазная анархич. утопия Прудона за­острена против коммунизма. Сочинения Прудона заполнены злобными выпадами против коммунистич. коллективизма, имеющего своей основой обществен­ную собственность на средства производства. Пру­дон высказывается против объединения рабочих в профессиональные союзы и против забастовок. Он отрицает классовую борьбу рабочих и, прежде всего,— политич. борьбу, как средство освобожде­ния рабочего класса. В период революции 1848 он обратился к рабочим с предательским призывом: «Рабочие, подайте руки вашим хозяе­вам, а вы, работодатели, не оттолкните руки тех, кто получал от вас заработную плату» (цит. по кн.: Плеханов Г. В., Соч., т. 4, стр. 198). Прудону принадлежит формула: «политическая революция — цель, экономическая революция—средство». «Полити­ческая революция» для Прудона это — «разложение» государства, заменяемого «социальным договором»; «экономическая революция» это — осуществление на основе общественного переустройства знахарских рецептов Прудона, «без какой бы то ни было клас­совой борьбы». Эти две «революции», к-рые ничего общего не имеют с действительной революцией, и составляют пресловутую прудоновскую «соци­альную ликвидацию», проповедуемую анархистами. «На место великого исторического движения, рождающегося из конфликта между уже приобре­тенными производительными силами людей и их общественными отношениями, которые не соответ­ствуют больше этим производительным силам; на место страшных войн, которые готовятся между различными классами одной нации и между раз­личными нациями; на место практической и рево­люционной деятельности масс, которая одна будет в силах разрешить эти столкновения,— на место этого обширного, продолжительного и сложного движения г. Прудон ставит причудливые движения своей головы» (Марк с, см. Маркс и Энгельс, Избр. письма, 1947, стр. 30—31).

Сторонники анархизма Прудона особенно акти­визировались после подавления восстания париж­ских рабочих в июне 1848. Оформленных организа­ций у анархистов в то время еще не существовало. Лишь в США прудонист Джозайя Уоррен попытался в 1851 основать неподалеку от Нью-Йорка анар­хистскую колонию.

Во Франции в период Второй империи (1851—70), а также в Бельгии пустил довольно глубокие корни «мирный анархизм» прудонистского толка.

Прудонисты долгое время преобладали во француз­ских и бельгийских секциях 1-го Интернационала. В их среде особенно живучи были реакционные воз­зрения Прудона по национальному вопросу: свой­ственное всякому анархисту пренебрежительное отношение к национально-освободительному движе­нию и национальный нигилизм. На конгрессах 1-го Интернационала, проходивших под идейным и ор­ганизационным руководством Маркса, был дан ре­шительный отпор прудонистским элементам.

В конце 60-х годов на смену обанкротившемуся прудонизму выступила другая разновидность А.— бакунизм. М. А. Бакунин  (1814—76) явился одним из злейших врагов марксизма. Взгляды Бакунина отличались чрезвычайным эклектизмом. От коммунизма Бакунин взял идею коллектив­ной собственности— характерной черты будущего общества. «Коллективность» он сочетал с анар­хической антисоциальной «абсолютной свободой» ин­дивидуума. Анархистская идея немедленного унич­тожения государства связывалась Бакуниным с заимствованной у Сен-Симона идеей отмены права наследования. Вопреки действительным отноше­ниям, Бакунин утверждал, что право наследова­ния, установленное якобы государством, является источником классового неравенства в капитали­стич. обществе. С точки зрения Бакунина уничто­жение государства привело бы к отмене права на­следования и тем самым к торжеству «справедливо­сти» и «равенства». Отмена наследственного права выступала, таким образом, как исходная точка со­циального переворота.

К мешанине идей, представлявшей собой теоретич. платформу Бакунина, прибавлялась идея «по­литического, экономического и социального урав­нения классов», включённая Бакуниным в програм­му руководимого им «Альянса социалистической де­мократии». Маркс дал уничтожающую оценку этой буржуазной идеи, указав, что «уравнение классов» «есть не что иное, как другими словами выражен­ная мысль о „гармонии между капиталом и трудом" ... Не „уравнение классов", что логически невозмож­но, а исторически необходимое „уничтожение клас­сов^ составляет конечную цель Международного ТвЬарищества Рабочих», — писал Маркс (Маркс и Энгельс, Избр. письма, 1947, стр. 219).

Общее у Бакунина с Прудоном — анархич. отрицание государства и политич. борьбы. «У Баку- пина,— писал Энгельс,— своеобразная теория — смесь прудонизма с коммунизмом, причем в его прудонизме самым существенным является то, что главным злом, которое следует устранить, он счи­тает не капитал, а следовательно, и не классовую противоположность между капиталистами и наем­ными рабочими, возникшую в результате обществен­ного развития, а государство... Бакунин утверждает, что государство создало капи­тал, что капиталист обладает своим капиталом только по милости государства. Так как, следовательно, государство является главным злом, то необходимо прежде всего уничто­жить государство, и тогда капитал сам собой поле­тит к чорту» (там же, стр. 277). Энгельс противо­поставляет этой ложной анархистской теории марк­систское научное решение вопроса, согласно к-рому необходимым условием освобождения трудящихся является преобразование общественного и государ­ственного строя, замена капитализма социализмом.

Из ложного тезиса, что всякое государство в любой его форме есть зло, Бакунин делал вывод о необходимости воздержания от политич. борьбы. Извращая известное положение устава 1-го Интер­национала — «экономическое освобождение рабо­чего класса есть... великая цель, которой всякое политическое движение должно быть подчинено как средство» (см. Маркс и Энгельс, Соч., т. 13, ч. 1, стр. 13),— Бакунин трактовал его в анархистском смысле: экономнч. освобождение ра­бочих оказывалось, по Бакунину, непосредствен­ным результатом уничтожения государства, к чему и сводилось всё «политическое движение». Бакунин яростно боролся против учения о классовой борьбе и диктатуре пролетариата. Политич. борьбе рабо­чего класса, имеющей своей конечной целью завое­вание политич. власти для осуществления своего экономич. освобождения, Бакунин противопостав­лял «социальную революцию», к-рую он сводил к «разрушению государства». Он, прикрываясь архи­революционными лозунгами, проводил по существу тред-юнионистскую политику. Бакунин отрицал не­обходимость создания политич. партии пролетариата, считая тред-юнионы и страховые кассы рабочих един­ственно допустимыми формами объединения рабочих.

Планомерной и длительной работе по политич. организации рабочих и их политич. воспитанию Бакунин противопоставлял вреднейшую идею «анар­хической социальной революции, возникающей само­стоятельно в народной среда», идею революции как «самопроизвольного действия» — стихийного «бун­та», осуществляемого деклассированными элемен­тами и крестьянством. Наиболее подходящими для «анархической социальной революции» Бакунин считал экономически отсталые страны с преоблада­нием не пролетариата, а крестьянства. «В о л я, а не экономические условия, является основой его социальной революции» (М а р к с, см. Маркс иЭнгельс, Соч., т. 15, стр. 188).

Русского крестьянина Бакунин объявил природ­ным бунтарём, по самому своему характеру пред­назначенным к анархическому «негосударствен­ному» существованию. В угоду своей антинаучной анархич. идее Бакунин доходил до прямой клеветы на русский народ, заявляя, что «ни одно славянское племя само собой не создавало государства», что славянам свойственна «неспособность образовать государство». Образование государства в России Бакунин, извращая историю, приписывал иноземным завоевателям. В действительности же, как извест­но, централизованное государство в России, обеспе­чившее сохранение России независимости, её хозяй­ственный и культурный рост, было создано усилия­ми русского народа и является одним из его великих историч. достижений.

По поводу бакунинской утопии идеального об­щества Энгельс писал: «В этом обвюстве, прежде всего не существует никакого авторитета, так как авторитет — государство — абсолютное зло. (Каким образом эти господа собираются пустить в ход фабрики и железные дороги, управлять кораб­лем без воли, решающей в последней инстанции, без единого руководства,— этого они нам, конечно, не говорят.) Прекращается также и власть боль­шинства над меньшинством. Каждая личность, каждая община автономны, но каким образом общество, состоящее хотя бы из двух человек, возможно без того, чтобы каждый из них не посту­пился чем-нибудь из своей автономии,— об этом Бакунин снова умалчивает» (М арке и Э н- г е л ь с, Избр. письма, 1947, стр. 278).

Бакунизм получил распространение главным образом в странах, где преобладало мелкотоварное производство, где мелкая буржуазия подвергалась пауперизации (Италия, Испания, Швейцария). Немалым влиянием пользовался Бакунин и среди русских народников.

Пробравшись в ряды 1-го Интернационала, баку­нисты рассчитывали использовать его для осущест­вления анархистских планов «всемирного заговора» с целью ниспровержения всякого государства и учреждения анархистского «союза свободвых об­щин». Бакунин вносил сильнейшую дезорганизацию в 1-й Интернационал. В борьбе против Маркса баку­нисты прибегали к двурушничеству, клевете, инси­нуации и даже к террористическим актам против сторонников Генерального совета. В 1868 Бакунин и его приверженцы основали сектантский Между­народный Альянс социалистической демократии — первую оформленную организацию анархистов. После отказа Генерального совета Интернационала признать Альянс автономным членом Интерна­ционала, вожаки Альянса официально его распусти­ли, фактически сохранив его как тайное общество, ведшее подрывную деятельность внутри Интернаци­онала. Альянсисты окопались в ряде швейцарских, испанских, итальянских и бельгийских секций Интернационала.

продолжение

Loading

Календарь

«  Июль 2020  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031

Архив записей

Друзья сайта

  • Заказать курсовую работу!
  • Выполнение любых чертежей
  • Новый фриланс 24