Центральный Дом Знаний - Антисептика

Информационный центр "Центральный Дом Знаний"

Заказать учебную работу! Жми!



ЖМИ: ТУТ ТЫСЯЧИ КУРСОВЫХ РАБОТ ДЛЯ ТЕБЯ

      cendomzn@yandex.ru  

Наш опрос

Как Вы планируете отдохнуть летом?
Всего ответов: 903

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0


Форма входа

Логин:
Пароль:

Антисептика

Антисептика (от анти... и греч. septikós — гнойный), способ химического и биологического обеззараживания ран, предметов, соприкасающихся с ними, операционного поля, рук хирурга и воздействия на инфекцию в организме больного. В хирургии А. применяется только в сочетании с асептикой. Впервые А. как метод, предотвращающий попадание микробов в рану, была предложена в 1867 английским хирургом Дж. Листером. Метод состоял в наложении на рану герметичной многослойной повязки, пропитанной карболовой кислотой, распылении карболовой кислоты в воздухе операционной, смазывании ею операционного поля и в обработке рук хирурга, инструментов, швов и марли. Резко токсическое действие карболовой кислоты на рану, организм больного и на окружающих очень скоро заставило отказаться от этого метода. Учение об А. продолжало развиваться по мере появления более действенных, но менее ядовитых антисептических средств (антисептиков), обладающих бактерицидными и бактериостатическими качествами, активизирующими защитные силы организма и усиливающими фагоцитоз, лишёнными вредного влияния на организм и не теряющими активности при соприкосновении с гноем. В наибольшей степени этим требованиям отвечают антибиотики. Антисептическими свойствами обладают также сульфаниламидные препараты (стрептоцид, сульфазол, сульфодимезин, этазол и др.), применяющиеся при преобладании стрептококковой, пневмококковой, менингококковой инфекции. Высокими антибактериальными качествами обладают фитонциды, содержащиеся в ряде растений (чеснок, лук, черёмуха, чёрная смородина, цитрусовые, хвойные деревья и др.).

Лит.: Многотомное руководство по хирургии, т. 1, М., 1962.


АНТИСЕПТИКА (от греч. cm! — против и oTjj;!? — гниение) — способы химического обезза­раживания ран, соприкасающихся с ними тканей и полостей тела от возбудителей инфекции. А. отличается от асептики, под к-рой понимается ряд мероприятий по обеззараживанию физическими агентами (кипячение, стерилизация паром и т. д.). Близко к А. стоит дезинфекция — ряд меро­приятий, направленных к уничтожению возбуди­телей болезней, гл. обр. вне организма и в более широком масштабе, чем при А. (дезинфекция поме­щений, белья и др.).

Уже в глубокой древности Гиппократ (5 в. до н. э.) применял для предотвращения или остановки нагноения вино, квасцы, медь и её соли. В дальней­шем применялись и другие средства, напр, уксус (Цельс, 1 в. н. э.), раскалённое железо. В 16 в. франц. хирург Амбруаз Паре, имевший более пра­вильное представление о процессах гниения в ране, нвёл в обиход хирурга скипидар, бальзамические вещества, кипящее масло. В 19 в. для дезинфекции ран были предложены камфорный спирт, йодная настойка, глицерин, марганцевокислый калий, креозот и др. Еще до открытий Пастера и Коха выдающийся русский хирург Н. И. Пирогов, применявший при лечении ран различные антисептич. вещества (йодную настойку, растворы хлорной воды, азотнокислое серебро), считал, что нагноение в ранах является следствием внедрения в них «миазм», и иророчески утверждал, что «тщательное изучение их даст другое направление хирургии». В  «Началах общей военно-полевой хирургии» (1865—66) Пирогов писал: «Можно ли ожидать истинного прогресса, пока врачи и правительство не выступят на новый путь и не примутся общими усилиями уничтожать источник госпитальной инфек­ции». Заслуга Пирогова заключается и в том, что он осуществил до Листера, и в условиях войны, ряд организационных мероприятий, весьма близких к А.

В 1867 англ учёный Дж. Листер, основываясь па опытах франц. бактериолога Пастера, в резуль­тате тщательного изучения причин гибели больных после операций, пришёл к выводу, что большинства осложнений можно избежать, если, приступая к операции или неревязке рпны у больного, уни­чтожить бактерии как находящиеся в воздухе опе­рационной комнаты, так и на руках хирурга и его ассистентов, а также на предметах, соприкасаю­щихся с раной (марля, хирургич. инструменты и др.). Таким образом Листер иеренёс мысль Па­стера о гниении и брожении в практич. медицину. Для борьбы с развившейся инфекцией в ране или для профилактики её Листер взял дериват дёгтя — карболовую кислоту, вначале в чистом виде, затем в 5% ном растворе и получил прекрасный резуль­тат. Он применял сложную, многослойную герме­тическую повязку, причём непосредственно на рану клал тонкий шёлк, пропитанный карболовой кислотой и смолистыми веществами; для достиже­ния герметичности сверху иовязки накладывалась еще прорезиненная ткань. Раны стали заживать без нагноений, резко уменьшилось количество ро­жистых восиалений, госпитальной гангрены и сеп­сиса (т. е. общего заражения), в несколько раз снизилась смертность носле операций. Метод был быстро принят во всех странах, включая Россию (П. П. Пелехин, Н. В. Склифосопский и др.). Везде были получены хорошие (сравнительно с прошлым) результаты. Считая источником микробного зараже­ния ран воздух и предметы, соприкасающиеся с ра­ной, Листер для устранения зародышей в воздухе применял перед операцией и во время её распыление в воздухе раствора карболовой кислоты при помощи распылителя (ширей); инструменты и перевязочный материал также пропитывались карболовой кисло­той, ею же мылись руки оператора и его помощников.

Вскоре листеровская повязка подверглась кри­тике. Предложены были новые антисептич. веще­ства: борная кислота, уксуснокислый глинозём (буровская жидкость), хлористый цинк, йодоформ и др. Эти предложения явились следствием наблю­дений, указавщих на вредные последствия длитель­ного применения карболовой кислоты для больных и для рук хирурга. Пирогов, применявший при ле­чении ран иод, ляпис, спирт, указывал на недо­статки антисеитич. веществ. Это отмечал позднее также а Листер. Поиски антисептич. средств про­должались, но все предполагаемые антисептики, убивая микробов, повреждали и живые ткани. Потребовалось время, чтобы притти к современ­ному иониманию раневого процесса, в к-ром основ­

ную роль защиты берут па себя неповреждённые клетки, ведущие активную борьбу с микробами в ране. Выдающийся русский учёный И. И. Мечни­ков создал новое, биологич. понимание сущ­ности воспаления, в к-ром активную роль защиты играют белые кровяные тельца (фагоциты) — пожи­ратели микробов. Если здоровые клетки в ране по­вреждаются, то этим уменьшается их защитительная функция и нарушается заживление раны. Вторым обстоятельством, подрывающим учение Листера, явилась работа нем. микробиолога Р. Коха, к-рый доказал, что микробы гибнут при высуши­вании, а во влажной среде, наоборот, размножа­ются. Учение об А. эволюпионизировало. Работами русского учёного М. Я. Преображенского в 1894 было блестяще доказано, что важно обеспечить отток гноя и ныделений его из еаныфизстч. путём, т. е. пу­тём всасывающей повчзки. Выход книги Преобра­женского «Физическая антисептика ири лечении ран» (1894), основанной нч тщательно проведённых лабораторных опытах, явилась крупным событием в развитии медицинской науки.

В дальнейшем было доказано, в противополож­ность теории Листера, что воздух операционной как источник микробного загрязнения ран имеет небольшое значение. Основное значение в завесении микробов в рану имеет контакт её с предметами а руками оперирующих. Вскоре листеровская по­вязка была заменена простой повязкой При мытье рук карболовой кислотой (3%-ный раствор) или хлорной известью результаты получались одина­ковые, а иногда и лучшие.

Хирурги (при содействии бактериологов) пришли к правильному выводу, что важнее уничтожить микробы на предметах соприкасающихся с раной, физич. путём. На смену А. пришла асептика.

Группа антисептич. средств очень велика и разно­образна. Часть из них применяется и до наст, вре­мени, часть используется лишь для дезинфекции. Наиболее распространёнными антисептиками явля­ются: галоиды [хлорамин, хлорацид, 5—10%-ная йодная настойка, йодоформ (нрисыпка, эмульсии, мази), сулема (для дезинфекции предметов ухода, иногда для стерилизации рук) или её дериваты], азотнокислое серебро (ляпис), иногда в виде раство­ров и мазей, а также его заменители (колларгол, электраргол), уксуснокислый свинец, уксуснокис­лый алюминий, борная кислота, перекись водорода и марганцевокислый калий (окислители), карболо­вая кислота и её ироизводные: трикрезол, креолин, лизол, бактерицид (Б. И. Збарский), салициловая кислота, перуанский бальзам, формалин, уротро­пин и др

С введением асептики в хирургию большая часть приведённых антисептич. средств была оставлена кчк не оправдавшая надежд и ненужная, т. к. боль­шинство чистых операций, проводимых в условиях асептики, давало и даёт прекрасные результаты. Часть антисептиков сохранила своё значение в специальных клиниках (глазные, зубные, ушные, горловые, носовые, урологические болезни и Др.). Однако по время первой мировой войны ири лече­нии невиданных прежде громадных ран, загряз­нённых и часто осложнённых, пассивная борьба с инфекцией путём только асептики оказалась недостаточной. Поэтому начались изыскания новых антисептич. средств. В России К. В. Сапежко реко­мендовал орошение ран растворами йодной настойки в воде, во Франции Ф. Карель и Дакен предложили орошение ран раствором хлорноватистокислой и хлористой извести, действие к-рой основывались на выделении свободного хлора (следует отметить, что еще Н. И. Пирогов указывал на дезинфицирующее действие хлора). В Германии были предложены производные хинина (вуцин, оптохин, эйкупин), производное акридиновых соединений — риваноль, наконец, препарат сульфоновой группы — ятрен. Это не было возвратом к старой А.; новые антисептич. средства не повреждали тканей, как старые, но имели бактерицидное (т. е. убивающее бактерий) действие.

Механизм действия антисептических средств раз­личен: некоторые из них (карболовая кислота, со­ли тяжёлых металлов) осаждают белок из его рас­творов, другие имеют значение окислителей (марганцевокислый калий, перекись водорода), третьи способны поглощать воду, часть же из них препят­ствует размножению микробов. Обилие применя­ющихся средств говорит о том, что отвечающее всем требованиям антисептическое средство еще не най­дено, и поиски новых средств продолжаются. В СССР более широкое применение при лечении ран полу­чили наши отечественные препараты — хлорацид (Ш а у ф л е р К. К., Антисептический препарат хло­рацид, 1939), нафталан.

Современные требования к антисептич. средствам носят другой характер, чем это было при Листере. Применяемые препараты должны обладать следую­щими качествами: они должны быть бактерицидны или бактериостатичны, т. е. уничтожать микробы, находящиеся в ране, или задерживать их рост и размножение; вместе с тем, они не должны оказы­вать вредного влияния на ткани и организм боль­ного, не терять силы своего действия при сопри­косновении с живыми тканями, не быть летучими, обладать простотой применения. При Листере был лишь один способ применения А. — в виде смочен­ных карболовым раствором слоев перевязочного материала, накладываемого на рану. В настоящее время применяют ряд способов: способ поверхност­ной А. (растворы, мази или порошки из антисептич. средств кладутся на рану, напр. масляно-бальзами- ческая повязка А. В. Вишневского); способ введения антисептич. средств в полости ири помощи иглы и шприца; метод непрерывного орошения ран или погружения больного органа (кисть, стопа и др.) в ванну с дезинфицирующим раствором и, наконец, способы введения антисептич. средств в вену или артерию, в мышцы, под кожу для уничтожения микробов в крови и в отдалённых от раны органах (азотнокислое серебро, вуцин, уротропин, в наст, время — пенициллин и стрептоцид)

В период первой мировой войны не было еще ни одного полноценного антисептического препарата. Во время Великой Отечественной войны 1941—45 в СССР было предложено немало удовлетвори­тельных антисептич. средств, особенно хлорсодер- жэщих. С открытием сульфонамидных препаратов широко стали применяться стрептоцид и сульфи­дин, а позднее новые антисептич. средства биологич. ряда, т. н. антибиотики, к кото­рым относятся пенициллин, грамицидин и др.

Современная А., основанная на принципах био­логич. понимания сущности воспаления и защитных барьеров в ране и организме (по Мечникову и др.), сводится не только к бактериеубивающему дей­ствию их, но и к раздражению клеток и тканей, к повышению их жизнедеятельности А. не заменяет хирургич. обработки свежих ран и создания оттока из раны гноя (физич. А. по Преображенскому), но при лечении ран и гнойновоспалительных про­цессов представляет часть комплекса местного (пер­вичная обработка раны, вскрытие или удаление гноя шприцем и др.) и общего (питание, перелива­ние крови и др.) лечения их.

Лит.: Пирогов Н., Начала общей военно-полевой хирургии, М.—Л., 1944 (1 изд., Дрезден, 1865—66); Преображенский М. Я., Физическая антисеп­тика ири лечении ран, СПБ. 1 894; Тринклер II. П., Основы современного лечения ран, 1Хары<ов|, 1926; Дьяконов П. И., Основы противопаразитарного способа лечения ран (Антисептическая и асептическая повязка), 2 изд., М„ 1900; Петров Н. Н., Лечение инфицированных ран, 3 изд., Л„ 1924; Р у фанов И. Г., Учебник общей хирургии. М., 1948; Lister J., On а new method of treating compound fractures, abscess etc., [Baltimore', 1937.


Антисептика (лат. anti — против, septicus — гниение), система мероприятий, направленных на уничтожение микроорганизмов в ране, патологическом очаге, органах и тканях, а также в организме больного в целом, использующая механические и физические методы воздействия, активные химические вещества и биологические факторы.

Термин был введён в 1750 году английским хирургом Дж. Принглом, описавшем антисептическое действие хинина.

Внедрение асептики и антисептики в хирургическую практику (наряду с обезболиванием и открытием групп крови) относится к одним из фундаментальных достижений медицины XIX века.

До появления антисептики хирурги практически никогда не шли на риск операций, связанных со вскрытием полостей человеческого тела, так как вмешательства в них сопровождались почти стопроцентной летальностью от хирургических инфекций. Профессор Эрикоен, учитель Листера, в 1874 году заявлял, что брюшная и грудная полости, а также полость черепа, навсегда останутся недоступными для хирургов.

В возникновении и развитии асептики и антисептики можно выделить пять этапов:

  • эмпирический период (период применения отдельных, не обоснованных научно методов);

  • долистеровская антисептика;

  • антисептика Листера;

  • возникновение асептики;

  • современная антисептика.

Первые «антисептические» методы можно обнаружить во многих описаниях работы врачей в древние времена, однако целенаправленные, осмысленные действия хирургов по предупреждению гнойных осложнений начались значительно позже — лишь в середине XIX века.

Особую роль в развитии антисептики в этот период сыграли И. Земмельвейс и Н. И. Пирогов.

Венгерский акушер Игнац Земмельвейс в 1847 году предположил возможность развития послеродовой горячки (эндометрита с септическим осложнением) вследствие занесения студентами и врачами, при вагинальном исследовании, трупного яда (студенты и врачи занимались также в анатомическом театре).

Земмельвейс предложил перед внутренним исследованием обрабатывать руки хлорной известью и добился феноменальных результатов: в начале 1847 года послеродовая летальность вследствие развития сепсиса составляла 18,3 %, во второй половине года снизилась до 3 %, а на следующий год — до 1,3 %. Однако Земмельвейса не поддержали, а травля и унижение, которые он испытал, привели к тому, что акушер был помещён в психиатрическую лечебницу, а затем, по иронии судьбы, в 1865 году умер от сепсиса вследствие панариция, развившегося после ранения пальца во время выполнения одной из операций.

Заслуги Земмельвейса были оценены лишь через несколько десятков лет, уже после открытий Пастера и Листера, когда соотечественники поставили ему памятник на родине.

Николай Иванович Пирогов не создал цельного учения об антисептики, но он был близок к тому. Н. И. Пирогов применял в отдельных случаях для лечения ран антисептические средства — нитрат серебра, хлорную известь, сульфат цинка, винный и камфорный спирты.

Николай Иванович Пирогов пытался организационно решить проблему профилактики хирургических инфекций, требуя устройства «особого отделения» для заразных больных. Он сформулировал один из главных постулатов современной антисептики: принцип разделения потоков на «чистых» и «гнойных» больных.

Всё это, конечно, не могло совершить переворот в науке. «Лёд тронулся» по-настоящему только после великого открытия Луи Пастера (1863), впервые строго научно доказавшего, что причиной брожения и гниения являются микроорганизмы, попавшие извне в виноградный сок при производстве вина из воздуха или с окружающих предметов. Интересно, что Пастер, не являющийся не только хирургом, но и вообще врачом, совершенно правильно оценивал значение своего открытия для медицины. Обращаясь к членам Парижской академии хирургии в 1878 году, он говорил: «Если бы я имел честь быть хирургом, то сознавая опасность, которой грозят зародыши микробов, имеющиеся на поверхности всех предметов, особенно в госпиталях, я бы не ограничивался заботой об абсолютно чистых инструментах; перед каждой операцией я сперва бы тщательно промывал руки, а затем держал бы их в течение секунды над пламенем горелки; корпию, бинты и губки я предварительно прогревал бы в сухом воздухе при температуре 130—150ºC; я никогда бы не применял воду, не прокипятив её».

продолжение

Loading

Календарь

«  Июль 2019  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031

Архив записей

Друзья сайта

  • Заказать курсовую работу!
  • Выполнение любых чертежей
  • Новый фриланс 24