Центральный Дом Знаний - «Времени – о собственной судьбе». Организация пространства и времени в творческом наследии Иосифа Бр

Информационный центр "Центральный Дом Знаний"

Заказать учебную работу! Жми!



ЖМИ: ТУТ ТЫСЯЧИ КУРСОВЫХ РАБОТ ДЛЯ ТЕБЯ

      cendomzn@yandex.ru  

Наш опрос

Как Вы планируете отдохнуть летом?
Всего ответов: 903

Онлайн всего: 2
Гостей: 1
Пользователей: 1
Felipskiff

Форма входа

Логин:
Пароль:

«Времени – о собственной судьбе». Организация пространства и времени в творческом наследии Иосифа Бр

1  2

Содержание



Введение

3


Биография

4


Юные годы

4


Анализ стихотворения «Холмы»

5


Суд. Ссылка

6


Анализ стихотворения «Одной поэтессе»

8


Первые публикации после ссылки

9


Анализ стихотворения «Конец прекрасной эпохи»

9


Анализ стихотворения «Письма римскому другу»

11


Эмиграция. 1972-1979

14


Анализ стихотворения «Осенний крик ястреба»

15


Путь к мировой славе

18


Анализ стихотворения «Я входил вместо дикого зверя в клетку»

20


Последние годы

21


Анализ стихотворения «Меня упрекали во всем окромя погоды»

22


Заключение

25


Литература



Приложения


Введение

Бродский Иосиф Александрович. Кто он? Какое значение имеет этот поэт, прозаик, эссеист и переводчик в русской и зарубежной поэзии, литературе? Однозначно ответить на эти вопросы сложно, но я постараюсь это сделать.

Итак, с одной стороны произведениями Бродского много интересуются, их предлагают включить в школьную программу. Я лично считаю их достойными огромного внимания. Ведь прошло то время, когда они были запрещены в СССР. К тому же и некоторые музыкальные исполнители, такие как, например, группа Сплин, используют в качестве песен стихотворения Бродского.

Жаль, что у меня сначала был Сплин, а только потом Бродский. Услышав «Конец прекрасной эпохи», я не догадывалась, что ее автор не Александр Васильев, а Иосиф Бродский. Брать настоящую поэзию в качестве текстов песен, вообще, не рекомендуется. В стихах своя музыка, которую притянутая мелодия может убить. Особенно странно слышать песни на стихи таких поэтов, как Иосиф Бродский. Но почему бы не заработать на громком имени? Да и вышло у Васильева очень даже неплохо. А еще, «Смерть – это то, что бывает с другими» – заимствованная им строчка в песне «Новые люди».

С другой стороны творчество Бродского еще совсем мало изучено и исследовано. С чем же это может быть связано? Возможно, первой причиной является сложная биография поэта – судимость, ссылка. Второй причиной можно считать «сложность», «непонятность» стихотворений Иосифа Александровича. Видимо, поэтому даже литературные критики и исследователи попросту не берутся за их изучение. И третья причина – время написания произведений, и вообще время, в которое поэту суждено было жить, а также политические настроение того времени. До 1978 г. в СССР Бродский практически не издавался, он фактически был поэтом для «просвещенных»: хранение дома его стихов не только считалось предосудительным, но было наказуемо. Бродский поднимал в своих произведениях запретные в то время темы, но они были искусно завуалированы, и, чтобы все-таки понять содержание стихотворений Бродского, необходимо знать время, в которое оно было написано.

К сожалению, сложно сделать полный анализ творчества Иосифа Александровича, определить его место в лирике, но я считаю, что многие его произведения заслуживают особого внимания и интереса как обычных людей и школьников, так и критиков и специалистов в области литературы и поэзии.

В 8 классе на уроках литературы мы анализировали стихотворения разных поэтов с точки зрения исторического времени и места. Мне захотелось сделать такой анализ некоторых стихотворений Иосифа Бродского. За основу методики анализа были взяты лекции Р.А. Храмцовой1

Цель работы: определить, каким образом воспоминания лирического героя воссоздают время его прошлого, неизменно связанного с пространством, в котором реализовывались те или иные жизненные ситуации.

Задачи:

  1. Изучить биографию поэта.

  2. Проанализировать некоторые стихотворения, созданные в разные этапы жизни поэта.

  3. Проследить, как создается время и пространство в этих стихотворениях.

  4. Сделать выводы о том, каким образом воспоминания лирического героя воссоздают время его прошлого.

Биография

Бродский Иосиф Александрович (24 мая 1940, Ленинград – 28 января 1996, Нью-Йорк), русский поэт, прозаик, эссеист, переводчик, автор пьес; писал также на английском языке. В 1972 эмигрировал в США. В стихах (сборники «Остановка в пустыне», 1967, «Конец прекрасной эпохи», «Часть речи», оба 1972, «Урания», 1987) осмысление мира как единого метафизического и культурного целого. Отличительные черты стиля – жесткость и скрытая патетика, ирония и надлом (ранний Бродский), медитативность, реализуемая через обращение к усложненным ассоциативным образам, культурным реминисценциям (иногда приводящее к герметичности поэтического пространства). Эссе, рассказы, пьесы, переводы. Нобелевская премия (1987), кавалер ордена Почетного легиона (1987), обладатель Оксфордской премии Honori Causa.

Юные годы

Родился в обыкновенной интеллигентной семье. Его отец, Александр Иванович Бродский, окончил географический факультет Ленинградского университета и Школу красных журналистов. В качестве фотокорреспондента прошел всю войну (от 1940 в Финляндии до 1948 в Китае). В 1950 в рамках «чистки» офицерского корпуса от лиц еврейской национальности был демобилизован, перебивался мелкими заметками и фотографировал для ведомственных многотиражек. Мать, Мария Моисеевна Вольперт, всю жизнь проработала бухгалтером.

Иосиф ушел из школы после 8 класса; как и впоследствии, не мог мириться с государственно внедряемым лицемерием, злом; не то чтобы боролся с ними, но устранялся от участия:

Я не солист, но я чужд ансамблю.

Вынув мундштук из своей дуды,

Жгу свой мундир и ломаю саблю.

В 15 лет Бродский поступил на работу на завод. Сменил много профессий: работал и в морге, и в геологических партиях. Занимался самообразованием, изучал английский и польский языки. С 1957 начал писать стихи, выступал с их чтением публично. Современникам запомнились его новаторские по содержанию и интонации «пропевания» стихи («Еврейское кладбище около Ленинграда...»). К началу 1960-х годов относятся первые переводческие работы Бродского.

Ахматова высоко оценила талант юного поэта, стала для него одним из духовных наставников. Бродский, отторгаемый официальными кругами, приобретает известность в литературных кругах, среде интеллектуального андеграунда; но он никогда не принадлежит никакой группировке, не связан с диссидентством. Крупные (поэмы «Гость», «Петербургский роман», «Шествие», «Зофья», «Холмы», «Исаак и Авраам») и малые формы равно привлекают поэта. На огромных поэтических пространствах отрабатывает он изощренное владение средствами современной поэзии (виртуозность в метрике, ритмике, рифме) при свойственным петербургскому стилю структурной отточенности, внешней сдержанности, ироничности. Бродский писал: «В каждом из нас — Бог» и гордился, что фактически заново ввел слово-понятие душа в отечественную поэзию. Независимость, неслыханный тогда дух свободы и обращение к библейским ценностям, несмотря на отсутствие «антисоветчины» в творчестве, привлекают к нему негативное внимание властей (несколько раз, начиная с 1959, он подвергался допросам в КГБ).

Когда в Ленинграде открылось «Литературное кафе» поэтов, у молодых литераторов появилась возможность вынести свои стихи на суд широкой публики. В 1962 году Бродский впервые читает там своё стихотворение «Холмы»

Анализ стихотворения «Холмы»2


Холмы – это наша юность,
гоним ее, не узнав.
Холмы – это сотни улиц,
холмы – это сонм канав.
Холмы – это боль и гордость.
Холмы – это край земли.
Чем выше на них восходишь,
тем больше их видишь вдали.

Холмы – это наши страданья.
Холмы – это наша любовь.
Холмы – это крик, рыданье,
уходят, приходят вновь.
Свет и безмерность боли,
наша тоска и страх,
наши мечты и горе,
все это – в их кустах.

Холмы – это вечная слава.
Ставят всегда напоказ
на наши страданья право.
Холмы – это выше нас.
Всегда видны их вершины,
видны средь кромешной тьмы.
Присно, вчера и ныне
по склону движемся мы.
Смерть – это только равнины.
Жизнь – холмы, холмы.

Это стихотворение проникнуто чувством отчаяния и безысходности: «боль», «край земли», «наши страданья», «крик», «рыда­нье». Но, с другой стороны чувствуется сильная внутренняя энергия.

Большое количество коротких предложе­ний создаёт ощущение бесконечности движения вверх-вниз, при котором сбиваются дыхание, ритм.

Здесь Бродский использует анафору: «Хол­мы – это...». Создаётся ощущение необъятности пространства, покрытого холмами. А так как холмы – это юность, улицы, канавы, боль, гордость, страданье, любовь, мечты, горе, то становится ясно, откуда такое ощущение. Холмы – это сама жизнь. Это метафора, она лежит в основе данного текста и здесь создается ощущение бесконечности времени. «Холмы – это вечная слава. Холмы – это выше нас. Присно, вчера и ныне по склону движемся мы» – так впервые в стихах Бродского появилась скрытая связь с Богом.

В стихотворении огромное количество кон­текстуальных антонимов: «боль – гордость», «выше – больше», «свет – боль», «мечты – горе», «вчера – ныне», «улиц – канав», «смерть – жизнь». Их так много, потому что жизнь соткана из противоре­чий.

Тема стихо­творения обозначена в финальной антитезе: «Смерть – это только равнины. Жизнь – холмы, холмы». Финальная антитеза заявляет тему смерти. Это определяющий мотив поэзии романтиков.

Итак, в ранней лирике Бродского возникает образ романтического героя, для которого время и пространство бесконечно.

Суд. Ссылка

Поэт перебивался случайными заработками; его поддерживали и друзья. До 1972 на родине были опубликованы только 11 его стихотворений в третьем выпуске московского самиздатовского гектографированного журнала «Синтаксис» и местных ленинградских газетах, а также переводческие работы под фамилией Бродского или под псевдонимом.

Бродский много ездил по стране с геологами и друзьями, повидал бывший СССР. Вольное «внезаконное» существование было омрачено тремя кратковременными арестами (один по делу Шахматова-Ухтомского об угоне самолета). В 1960-х годах происходила напряженная борьба власти с интеллигенцией, и Бродский, сам того не желая, оказался в центре этого противостояния. В конце 1963 он укрывался в Москве; попытался «спрятаться» и в психиатрической больнице, однако сбежал оттуда. Его арестовали в Ленинграде 12 февраля 1964. Поэт был «избран» центральной фигурой для показательного процесса по обвинению в тунеядстве. В прессе появились симптоматичные статьи: «Окололитературный трутень», «Тунеядцу воздается должное». Бродский был признан вменяемым после насильственного помещения в больницу для судебно-психиатрической экспертизы. 13 марта 1964 состоялся суд над поэтом, ход которого удалось записать Фриде Вигдоровой (благодаря ее записям процесс над Бродским стал достоянием мировой общественности). (См. приложение 2)

За поэта заступились Ахматова, Маршак, Шостакович, Сартр. Слова Ахматовой, сказанные по поводу процесса: «Какую биографию делают нашему рыжему!» – оказались пророческими. Суд над Бродским сделал его имя повсеместно знаменитым и даже нарицательным. Произнесенные им простые и мужественные слова подхватывались и пересказывались как легенда. Бродский был приговорен к пятилетней ссылке в Архангельскую область («с обязательным привлечением к физическому труду»). Он пробыл в деревне Корейская с весны 1964 по осень 1965. Благодаря протестам мировой общественности, поэт был освобожден досрочно. В ссылке талант и дух его («главное не изменяться... я разогнался слишком далеко, и я уже никогда не остановлюсь до самой смерти») окрепли и вышли на новый уровень. Он изучал мировую литературу, английскую поэзию в подлинниках, очень много писал. Помимо большого корпуса разрозненных стихов, здесь в основном созданы цикл «Песни счастливой зимы», поэмы и «большие стихи» (главные, по определению поэта), такие, как «Прощальная ода», «Пришла зима и все, кто мог лететь...», «Письмо в бутылке», «Новые стансы к Августе», «Два часа в резервуаре». Однако все это увидело свет позже, за рубежом.

Это трудное время.

Мы должны пережить,

перегнать эти годы,

с каждым новым страданьем забывая

былые невзгоды

и встречая, как новость, эти раны

и боль поминутно,

беспокойно вступая в туманное новое утро.

Год с лишним поэт прожил в ссылке. Это время в творческом отношении было для него очень пло­дотворным. Стихи постепенно наполняются более спокойной, размеренной интонацией.

Анализ стихотворения «Одной поэтессе»

Оставим счёты. Я давно в неволе.

Картофель ем и сплю на сеновале.

Могу прибавить, что теперь на воре

уже не шапка – лысина горит.

Я эпигон и попугай.

Не вы ли жизнь попугая от себя скрывали?

Когда мне вышли от закона «вилы»,

я вашим прорицаньем был согрет.

Служенье Муз чего-то там не терпит.

Зато само обычно так торопит,

что по рукам бежит священный трепет

и несомненна близость Божества.

Один певец приготовляет рапорт.

Другой – рождает приглушённый ропот.

А третий знает, что он сам – лишь рупор,

и он срывает все цветы родства.

Это стихотворение-посвящение наполнено иронией. В нем поэт обращается к теме поэта и поэзии. Стихотворение можно разделить на три части. В первой лирический герой описывает реальное время и пространство. Он в неволе и время для него остановилось. Настроение неудовлетворенности, сожаления о проходящем времени. Во второй части лирический герой иронизирует по поводу высказываний поэтессы в его адрес. А в третьей, перефразируя цитату Пушкина о классификации поэтов, определяет свое назначение: «он – сам лишь рупор». В этой части стихотворения для поэта не существует ни времени, ни пространства, есть только близость Божества.

1 Храмцова Р.А. Анализ поэтического текста в 5-11-м классах. М.: Педагогический университет «Первое сентября». 2006

2 Елена Васильевна ЛОБКОВА учитель русско­го языка и литературы, с. Петропавловск Уйского района Челябинской области.

Первые публикации после ссылки

Возвратившегося из ссылки в Ленинград Бродского не прописывали заново в «полторы комнаты», которые занимали его родители в коммунальной квартире. Только после неоднократных ходатайств (за него хлопотал также Шостакович) Бродскому было разрешено поселиться в родном городе на законных основаниях. Поэт продолжал работать, однако по-прежнему стихи его не могли появляться в официальных изданиях. Средства для жизни давали лишь переводы, поддерживали друзья и знакомые. Растущее чувство отчуждения, унижение и отчаяние «невостребованности», естественно, отражалось в творчестве: в стихах «Речь о пролитом молоке», «Прощайте, мадемуазель Вероника» (1967), Строфы (1968), «Осень выгоняет меня из парка» (1970), «Письмо генералу Z.», в поэме о жизни и смерти лучшей части души в дурдоме окружающей действительности «Горчаков и Горбунов» (1968) и, конечно, в стихотворении «Конец прекрасной эпохи» (1969).

Анализ стихотворения « Конец прекрасной эпохи»

Потому что искусство поэзии требует слов,

я - один из глухих, облысевших, угрюмых послов

второсортной державы, связавшейся с этой,-

не желая насиловать собственный мозг,

сам себе подавая одежду, спускаюсь в киоск

за вечерней газетой.

Ветер гонит листву. Старых лампочек тусклый накал

в этих грустных краях, чей эпиграф - победа зеркал,

при содействии луж порождает эффект изобилья.

Даже воры крадут апельсин, амальгаму скребя.

Впрочем, чувство, с которым глядишь на себя,-

это чувство забыл я.

В этих грустных краях все рассчитано на зиму: сны,

стены тюрем, пальто, туалеты невест - белизны

новогодней, напитки, секундные стрелки.

Воробьиные кофты и грязь по числу щелочей;

пуританские нравы. Белье. И в руках скрипачей -

деревянные грелки.

Этот край недвижим. Представляя объем валовой

чугуна и свинца, обалделой тряхнешь головой,

вспомнишь прежнюю власть на штыках и казачьих нагайках.

Но садятся орлы, как магнит, на железную смесь.

Даже стулья плетеные держатся здесь

на болтах и на гайках.

Только рыбы в морях знают цену свободе; но их

немота вынуждает нас как бы к созданью своих

этикеток и касс. И пространство торчит прейскурантом.

Время создано смертью. Нуждаясь в телах и вещах,

свойства тех и других оно ищет в сырых овощах.

Кочет внемлет курантам.

Жить в эпоху свершений, имея возвышенный нрав,

к сожалению, трудно. Красавице платье задрав,

видишь то, что искал, а не новые дивные дивы.

И не то чтобы здесь Лобачевского твердо блюдут,

но раздвинутый мир должен где-то сужаться, и тут -

тут конец перспективы.

То ли карту Европы украли агенты властей,

то ль пятерка шестых остающихся в мире частей

чересчур далека. То ли некая добрая фея

надо мной ворожит, но отсюда бежать не могу.

Сам себе наливаю кагор - не кричать же слугу -

да чешу котофея...

То ли пулю в висок, словно в место ошибки перстом,

то ли дернуть отсюдова по морю новым Христом.

Да и как не смешать с пьяных глаз, обалдев от мороза,

паровоз с кораблем - все равно не сгоришь от стыда:

как и челн на воде, не оставит на рельсах следа

колесо паровоза.


Что же пишут в газетах в разделе "Из зала суда"?

Приговор приведен в исполненье. Взглянувши сюда,

обыватель узрит сквозь очки в оловянной оправе,

как лежит человек вниз лицом у кирпичной стены;

но не спит. Ибо брезговать кумполом сны

продырявленным вправе.

Зоркость этой эпохи корнями вплетается в те

времена, неспособные в общей своей слепоте

отличать выпадавших из люлек от выпавших люлек.

Белоглазая чудь дальше смерти не хочет взглянуть.

Жалко, блюдец полно, только не с кем стола вертануть,

чтоб спросить с тебя, Рюрик.

Зоркость этих времен - это зоркость к вещам тупика.

Не по древу умом растекаться пристало пока,

но плевком по стене. И не князя будить - динозавра.

Для последней строки, эх, не вырвать у птицы пера.

Неповинной главе всех и дел-то, что ждать топора

да зеленого лавра.


Loading

Календарь

«  Июль 2019  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031

Архив записей

Друзья сайта

  • Заказать курсовую работу!
  • Выполнение любых чертежей
  • Новый фриланс 24