Центральный Дом Знаний - Жанрово-стилевое разнообразие прозы Л.Улицкой

Информационный центр "Центральный Дом Знаний"

Заказать учебную работу! Жми!



ЖМИ: ТУТ ТЫСЯЧИ КУРСОВЫХ РАБОТ ДЛЯ ТЕБЯ

      cendomzn@yandex.ru  

Наш опрос

Я учусь (закончил(-а) в
Всего ответов: 2656

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0


Форма входа

Логин:
Пароль:

Жанрово-стилевое разнообразие прозы Л.Улицкой

Тезисы работы

Данная работа посвящена анализу жанра и стиля произведений одной из представительниц женской прозы Людмилы Улицкой.

В 2004 году на Международной книжной ярмарке в Москве Людмила Улицкая названа писательницей года – за рекордную популярность произведений некоммерческой литературы. Ею также написаны такие произведения, как романы «Веселые похороны», «Искренне ваш Шурик», рассказы «Бедные родственники», «Лялин дом», «Чужие дети», «Народ избранный», «Девочки», «Зверь» и многие другие.

Актуальность исследования. В 80-е годы появилась так называемая «Новая волна» литературы. Эта литература была неоднородна, и авторов зачастую объединяла лишь хронология выхода их произведений в печать и общее стремление к поиску новых художественных форм. Среди произведений «Новой волны» появились книги, которые стали называть «женской прозой». К этому течению относят произведения В.Токаревой, Л.Петрушевской, Г.Щербаковой, Т.Толстой… Феномен женской прозы в настоящее время подробно изучается. Так же анализируется творчество женщин-авторов.

Мы рассматриваем произведения Людмилы Улицкой, так как ее творчество ярко представляет женскую прозу. Она уже более двадцати лет является профессиональным писателем. В своих произведениях Людмила Улицкая показывает реальный современный мир, мир, в котором мы живем. Ее произведения никак нельзя отнести к так называемой литературе для домохозяек.

Главное достоинство Людмилы Улицкой и существенное ее отличие от других многочисленных писательниц в отсутствии в ее творчестве пошлости и штампованности – этих непременных спутников массовой культуры.

Объект и предмет исследования. Объектом исследования являются два произведения Людмилы Улицкой: повесть «Сонечка» и роман «Медея и ее дети». Предмет исследования – жанр и стиль указанных выше произведений писательницы.

Цели и задачи работы – выявить жанрово-стилевые особенности прозы Людмилы Улицкой. Для достижения этой цели необходимо решить следующие задачи:

- рассмотреть категории «жанр» и «стиль»;

- определить феномен «женской прозы»;

- выявить особенности таких эпических жанров, как повесть и роман;

- определить жанровую природу и стилевое своеобразие прозы Л. Улицкой на примере повести «Сонечка» и романа «Медея и ее дети».


Оглавление

Введение……………………………………………………………………………...3

1. Теория жанра и стиля ….……………..…...…...…………………………………6

1.1 Жанр……………………………………………………………………………...6

1.2 Стиль…………………………………………………………………………….12

3. Проза Людмилы Улицкой с точки зрения критиков и в ее собственном понимании………………...………………………………………………………...27

4 Повесть «Сонечка»... ……...……………….......………………………………...36

4.1 Роман «Медея и ее дети»..………………...…………………………...………40

Заключение…………….……………………………………………………………52

Библиография……………………………………………………………………….55

Введение

Данная работа посвящена анализу жанра и стиля произведений одной из представительниц женской прозы Людмилы Улицкой.

Людмила Улицкая родилась 23 февраля 1943 года в Башкирии, где ее семья находилась в эвакуации. После войны вернулась в Москву. Окончила Московский Государственный университет, получив специальность биолога-генетика. Работала в Институте общей генетики Академии Наук СССР (1968 – 1970), но была уволена за перепечатку самиздата. Работала завлитом Камерного еврейского музыкального театра (1972 – 1982). Первый ее сборник вышел во Франции в 1983 году – на французском языке. Ее книги с 1996 года начали переводить и перевели больше чем на 20 языков мира, даже японский и сербский. В России известность пришла после выхода фильмов, созданных по ее сценарию: «Сестрички Либерти» (1990) Владимира Грамматикова и «Женщина для всех» (1991) Анатолия Матешко, и после публикации повести «Сонечка» (1992). Это произведение вошло в список финалистов премии Буккер за 1993 год, было отмечено престижной французской премией Медичи как за лучшую переводную книгу года и итальянской премией Джузеппе Ацерби. Роман «Медея и ее дети» был номинирован на Букеровскую премию и вошел в «короткий список» 1997 года. За роман «Казус Кукоцкого» ее наградили премией Буккера (2001). В 2004 году на Международной книжной ярмарке в Москве Людмила Улицкая названа писательницей года – за рекордную популярность произведений некоммерческой литературы. Ею также написаны такие произведения, как романы «Веселые похороны», «Искренне ваш Шурик», рассказы «Бедные родственники», «Лялин дом», «Чужие дети», «Народ избранный», «Девочки», «Зверь» и многие другие.

Актуальность исследования. В 80-е годы появилась так называемая «Новая волна» литературы. Эта литература была неоднородна, и авторов зачастую объединяла лишь хронология выхода их произведений в печать и общее стремление к поиску новых художественных форм. Среди произведений «Новой волны» появились книги, которые стали называть «женской прозой». К этому течению относят произведения В.Токаревой, Л.Петрушевской, Г.Щербаковой, Т.Толстой… Феномен женской прозы в настоящее время подробно изучается. Так же анализируется творчество женщин-авторов.

Мы рассматриваем произведения Людмилы Улицкой, так как ее творчество ярко представляет женскую прозу. Она уже более двадцати лет является профессиональным писателем. В своих произведениях Людмила Улицкая показывает реальный современный мир, мир, в котором мы живем. Ее произведения никак нельзя отнести к так называемой литературе для домохозяек.

Главное достоинство Людмилы Улицкой и существенное ее отличие от других многочисленных писательниц в отсутствии в ее творчестве пошлости и штампованности – этих непременных спутников массовой культуры.

Объект и предмет исследования. Объектом исследования являются два произведения Людмилы Улицкой: повесть «Сонечка» и роман «Медея и ее дети». Предмет исследования – жанр и стиль указанных выше произведений писательницы.

Цели и задачи работы – выявить жанрово-стилевые особенности прозы Людмилы Улицкой. Для достижения этой цели необходимо решить следующие задачи:

- рассмотреть категории «жанр» и «стиль»;

- определить феномен «женской прозы»;

- выявить особенности таких эпических жанров, как повесть и роман;

- определить жанровую природу и стилевое своеобразие прозы Л. Улицкой на примере повести «Сонечка» и романа «Медея и ее дети».

1. Теория жанра и стиля

1.1 Жанр

Литературный жанр (от франц. Genre – род, вид), исторически складывающийся тип литературного произведения (роман, поэма, баллада и т.д.); в теоретическом понятии о жанре обобщаются черты, свойственные более или менее обширной группе произведений какой-либо эпохи, данной нации или мировой литературы вообще. В конце XX века усилилась роль личностного начала, субъективность художественного сознания. Жанр хранит память традиции, создает условия или, точнее, почву для художественного развития. Жанр как модель воплощения концепции мира – явление достаточно стабильное, имеющее четкие границы и координаты. Но индивидуальная жанровая форма произведения, в которой реализуется жанровая модель и которая и представительствует в стиле, находится в тесных отношениях с литературной действительностью и реагирует на многие моменты литературного процесса, как существенные, содержащие в себе тенденцию, так и случайные, обусловленные даже внутрилитературными факторами, например, социокультурной ситуацией, массовыми потребностями и т.д.

В динамичной системе литературы конца XX века происходит не только чисто жанровое или стилевое взаимодействие, но и постоянное взаимопроникновение жанра и стиля, то есть жанрово-стилевое смешение.

Изменения в системе жанров соответствуют ходу литературной жизни и испытывают влияние социокультурных условий. В прозе наиболее характерными жанрами в 1980-1990-е годы являются повесть и роман, хотя в соц-арте, например, большое место занимает рассказ. Очевидно, что включение жанров в сферу функциональной мобильности осуществляется через стили.

Повесть – эпический прозаический жанр. В отличие от романа с его стремлением к драматичности и замкнутости действия, сюжета, повесть тяготеет более к эпичности, к хроникальному сюжету и композиции.

А.И.Кузьмин в книге «Повесть как жанр литературы» отмечает: «В повести, как и в романе, излагается несколько событий, связанных между собой, объединенных вокруг одного персонажа. В отличие от романа, который обычно изображает целую эпоху или жизнь, повесть ограничивается отдельными, иногда очень важными событиями, эпизодами, составляющими определенный период жизни персонажа. Роман изображает жизнь нескольких людей, повесть чаще всего – одного человека и его ближайшего окружения. В повести развитие сюжета чаще всего осуществляется более спокойно, чем в романе».

В.Г.Белинский писал в статье «О русской повести и повестях г. Гоголя…»: «…Когда-то и где-то было прекрасно сказано, что «повесть есть эпизод из беспредельной поэмы судеб человеческих». Это очень верно; да, повесть – распавшийся на части, на тысячи частей, роман: глава, вырванная из романа… Есть события, есть случаи, которых, так сказать, не хватило бы на драму, не стало бы на роман, но которые глубоки, которые в одном мгновении сосредоточивают столько жизни, сколько не изжить ее и в века: повесть ловит их и заключает в свои тесные рамки. Ее форма может вместить в себя все, что хотите, - и легкий очерк нравов, и полную саркастическую насмешку над человеком и обществом, и глубокое таинство души, и жестокую игру страстей. Кроткая и быстрая, легкая и глубокая вместе, она перелетает с предмета на предмет, дробит жизнь по мелочи и вырывает листки великой книги этой жизни».

Повесть стремится к четко очерченному предмету повествования, к созданию цельной и единой образной системы. Ее динамика строится на развитии темы, на постепенном раскрытии сущности характера персонажа. В ней, как в рассказе и новелле, нет «неожиданностей». Повесть постигает жизнь в отдельных ее проявлениях, хотя и взятых в социальных связях. Как и роман, повесть рассказывает о том, что связано с коренными вопросами жизни народа, ставит какую-то проблему; действие развивается в ней чаще всего в конфликтной и предконфликтной ситуации. Характер героев в повести, как правило, раскрывается не сразу, а в ряде дел и поступков, мотивируется предшествующим развитием сюжета.

Роман - это эпическое произведение, в котором повествование сосредоточено на судьбе отдельной личности в процессе ее становления и развития, развернутом в художественном пространстве и времени, достаточном для передачи «организации» личности. Являясь эпосом частной жизни, «изображением чувств, страстей и событий частной и внутренней жизни людей», роман представляет индивидуальную и общественную жизнь как относительно самостоятельные, не исчерпывающие и не поглощающие друг друга стихии, и в этом состоит определяющая особенность его жанрового содержания. История индивидуальной судьбы, поскольку она именно этой «самостоятельностью» прежде всего и обусловлена, обретает общий, субстанциальный смысл. Вместе с тем у романического героя приобщение к коллективным – народным, национальным, общественным – идеалам и целям выступает обычно конечным, кульминационным моментом в развитии его самосознания.

Трактовка характера в романе находит выражение в том, что в романе «человек до конца невоплотим в существующую социально-историческую плоть». Как отмечает М.Бахтин в своей работе «Вопросы литературы и эстетики»: «Одной из основных внутренних тем романа является именно тема неадекватности герою его судьбы и его положения. Человек или больше своей судьбы, или меньше своей человечности».

Необходимое для романического героя развитие личностного начала происходит в историческом процессе обособления личности от целого: обретение свободы в неофициальной, повседневной семейно-бытовой жизни; отказ от религиозных, нравственных и иных принципов замкнутой корпорации; появление индивидуального идейно-нравственного мира и, наконец, сознание его самоценности и стремление противопоставить свое неповторимое «я», его духовную и нравственную свободу окружающей среде, природной и социальной «необходимости». Свойственное эпическому миру «равновесие» уступает место крайнему разладу между «я» и обществом, это и передает распространенная «формула» романа, определяющая его как эпическую поэму о борьбе личности с обществом, с природой.

История романа, обусловленная судьбой реальной личности, тем, когда, как и какой самостоятельности она достигает, в еще большей и решающей степени связана с господствующими идеологическими и художественными интересами, с теми художественными идеями времени и прежде всего «идеей личности», которые обостряют интерес именно к этому предмету и выступают часто жанрообразующим фактором.

Роман развивался в многообразных сюжетно-композиционных структурах. При всем различии романов по тематике (любовный, социально-политический, исторический, философский, фантастический), по объему, по степени драматизации сюжета, по композиционно-сюжетным принципам, по способам повествования пролагают себе дорогу некоторые стилевые доминанты. Одна из наиболее заметных – наполнение сюжета во всех его компонентах непосредственно романической содержательностью: интрига становится средством отражения конфликта между личностью и обществом, превращается в «пружину», дающую толчок целенаправленным действиям героя и укрепляющую тем самым его сюжетообразующую роль; драматизируя повествование, интрига подчиняет своей логике и развитие какого-либо противоречия, и ход, и состав сюжетных событий, и сам композиционный «замок» произведения. При этом интрига не всегда находит разрешение в развязке, поскольку подлинная мера романа не сюжетная завершенность или «открытость», а прежде всего характер изображения в нем жизни как процесса.

1.2 Стиль

Стиль в литературе (от лат. Stilus – остроконечная палочка для письма, манера письма), устойчивая общность образной системы, средств художественной выразительности, характеризующая своеобразие творчества писателя, отдельного произведения, литературного направления, национальной литературы. Стиль в широком смысле – сквозной принцип построения художественной формы, сообщающей произведению ощутимую целостность, единый тон и колорит.

Все исследователи, придавая разное значение формальным и содержательным моментам стиля, сходятся в одном – рассматривают его как содержательно-формальную категорию.

Стиль является фактором художественного процесса, обеспечивающим художественное взаимодействие разных эпох, преемственность традиций, развитие их на едином основании. С функциональной точки зрения через стиль осуществляется ориентация писателя по отношению к материалу действительности, к художественным и национальным традициям. Вместе с тем стиль является и структурной единицей литературного процесса и содержит в себе концептуальные и художественные особенности как отдельного произведения, так и художественного периода в целом.

2. Женская проза

В патриархальной культуре женщина всегда занимает маргинальное положение. Эта общая для всех стран закономерность в России осложняется еще некоторыми обстоятельствами. Тоталитарная система, которая царствовала здесь много веков, с подозрительностью и агрессивностью относилась к любым формам инакомыслия. Женщине из высших, образованных слоев общества десятилетиями приходилось тратить творческую энергию на доказательство того, что она имеет право быть личностью, а не игрушкой мужчины и украшением гостиной. При этом именно русская классическая литература создала великолепные мистифицированные образцы женственности: «тургеневская девушка», идеальная мать Льва Толстого или Ивана Аксакова, Прекрасная Дама Александра Блока.

Писательницы принялись с необыкновенной энергией, даже с яростью разрушать созданные классикой мифы о мужественности и женственности. Оппозиции активность/пассивность; сила/слабость; интеллект/эмоции; дух/тело; определенность/неопределенность; герой/жертва, связанные с традиционными представлениями о различиях мужского и женского начал, в современной русской женской прозе опрокидываются, их члены меняются местами. Мужчина в изображении женской прозы последовательно утрачивает признаки мужественности. Он «оскотинивается» («мой милый друг, скотина, которую я могу убить, но не убью» - Тарасова) или «оребячивается» («наивный мальчик сорока двух лет, ухоженный толстый ребенок» - Петрушевская). Мужской образ часто приобретает черты неполноценности, дегенеративности. В произведениях, написанных женщинами, мужчина убог, слаб. Женщина в подобной ситуации оказывается перед необходимостью брать на себя инициативу, быть сильной, агрессивной, «менять пол».

Традиционные модели женственности подвергаются в современной женской прозе не менее энергичному разрушению – даже наиболее канонизированный в русской культурной традиции образ матери. Материнское начало на страницах романов Льва Толстого, Ивана Аксакова – дающее, оберегающее, защищающее. Современные писательницы не лишают своих героинь этих качеств, напротив, они их подчеркивают, доводят до крайности, и материнство в их изображении теряет ореол мягкости, теплоты, идилличности, но предстает как форма власти, собственности и деспотизма.

Главные усилия современной русской женской прозы в настоящее время направлены на то, чтобы разбить зеркало, в котором отражается не настоящее женское лицо, а миф о женственности, созданный мужской культурной традицией. (это определяет кстати и эстетику оформления сборников женской прозы – женские фигуры и лица на обложках и иллюстрациях намеренно деформированы, отталкивающе некрасивы – в отличие от глянцевых красавиц из популярных мужских журналов). Женщины-писательницы колотят по ненавистному зеркалу яростно, голыми руками и потому в их произведениях так много боли, шрамов, крови, натуралистических подробностей, которые приводят в ужас критиков-мужчин.

2.1. Современная женская проза в критическом освещении

В 80-е годы появляется «Новая волна» литературы. Эта литература вызывает множество споров, столкновение мнений. Очевидно, это связано с тем, что в 1980-1990-е годы обрушилось многое в обществе, в искусстве, в сознании человека, и современная литература помогла в этом. Появился термин «другая проза», который подчас заменялся термином «плохая проза» - так непохожа была она на все то, к чему мы привыкли. И как-то уж очень слаженно заговорили о «новой женской прозе», соглашаясь с тем, что «эстетика ее болезненна», оправдывая «чернушный» фон новым этапом рождения неонатурализма. «Облик «новой женской прозы» определяется именно «чернушным» фоном протекания семейной жизни, грязной грубостью любовных отношений, прямым разрушением идеалов стыдливости, скромности, тем более жертвенного отношения к детям, любимому». К «новой женской прозе» стали относить произведения Виктории Токаревой, Людмилы Петрушевской, Галины Щербаковой, Татьяны Толстой, Людмилы Улицкой. Но это явление до сих пор мало исследовано, критической литературы почти нет, а книг на полках магазинов появляется все больше и больше.

Самая заметная черта критического отношения к женской прозе – вопрос, ставящийся и сторонниками, и противниками: нужна ли женская проза как категория в современной русской прозе?

Необходимо уточнить, что подразумевается под «женской прозой». Проза отличается, например, от поэзии и драматургии. А женская? Можно дать определение, пользуясь высказываниями самих критиков. Н. Габриэлян, к примеру, пишет: «Сразу договоримся, что под «женской» прозой мы будем подразумевать прозу, написанную женщинами». Дальше идет объяснение: «При всем кажущемся тавтологизме этих понятий подобное уточнение позволит нам более-менее избежать некоторых символьных ловушек, заложенных в словах «мужское» и «женское». Поскольку в сложившемся типе культуры эти слова не являются нейтральными, указывающими только на биологический пол, но несут в себе также и оценочные моменты, включают в себя целую подсистему знаков». Таким образом, само определение женской прозы – это уже конверсия, связанная и с этой литературой, и со статусом женщин в обществе. По Габриэляну, термины «мужское» и «женское» описывают семиотическую систему, то есть систему значений, где «мужское» значит «достойное», а «женское» - «подозрительное».

В хронологическом смысле современная женская проза стала заметной в конце 1980-х – начале 1990-х годов. М.Абашева пишет: «Судя по всему, у нас появилась женская проза. Нет, не то чтобы женщины раньше, десятилетие или два, три назад, не писали рассказов и повестей. Писали. Печатались. Но такого изобилия женских имен в «толстых» журналах не встречалось, специальные женские сборники («Женская логика», 1989, «Чистенькая жизнь», 1990, «Не помнящая зла», 1990) один за другим не выходили. Да и споры о том, существует ли женская проза, не возникали, поскольку не было предмета». По мнению Абашеевой, современная женская проза – новый статус женщин-авторов, новые споры о месте женской прозы в русском обществе.

Обратимся к основному вопросу критиков: нужна ли женская проза как категория? В коллективном введении к сборнику «Не помнящая зла» есть самые первые мнения по этому вопросу: «Отвечая на вопрос скептиков, в том числе и противоположного пола, мы говорим вполне утвердительно, женская проза есть. Она существует не как прихоть… Она существует как неизбежность, продиктованная временем и пространством. Женская проза есть – поскольку есть мир женщин, отличный от мира мужчины. Мы вовсе не намерены открещиваться от своего пола, а тем более извиняться за его «слабости». Делать это также глупо и безнадежно, как отказываться от наследственности, исторической почвы или судьбы. Свое достоинство надо сохранять, хотя бы и через принадлежность к определенному полу (а может быть, прежде всего именно через нее). Авторы сборника, как и Габриэлян, верят, что у женщины собственная и тяжелая роль в русском обществе, и полагают, что из-за такой судьбы у женщины должно быть специальное литературное место.

У М.Арбатовой ответ тем, кто думает, что женщина присутствует активно в литературном процессе, и, следовательно, женская проза – излишня. Она отрицает мнение оппонентов: «Литература не делится по половому признаку!» Делится, делится в настоящем и делилась в прошлом, только с оговоркой, что мужская литература – это литература, а женская литература – это резервация… Понимание того, существует ли женская литература и нужна ли она человечеству, упирается только в вопрос о том, человек ли женщина и столь ли серьезны проблемы ее мира, ее духовности, сколь проблемы мира и духовности мужчины». Необходимо обратить внимание на идею П.Басинского, что женская проза – неуверенная. Такая неуверенность видна в споре о ее статусе как достойной литературной категории. Во введении к сборнику «Чистенькая жизнь» есть интересная цитата: «На каком-то «ниже среднего» уровне, конечно, происходит разделение «женской» и «мужской» прозы. Если же планка художественности поднимается выше, то ясно видно: существует только одна литература – настоящая».

продолжение  

Loading

Календарь

«  Сентябрь 2019  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30

Архив записей

Друзья сайта

  • Заказать курсовую работу!
  • Выполнение любых чертежей
  • Новый фриланс 24