Центральный Дом Знаний - Женщина и война в поэзии Юлии Друниной

Информационный центр "Центральный Дом Знаний"

Заказать учебную работу! Жми!



ЖМИ: ТУТ ТЫСЯЧИ КУРСОВЫХ РАБОТ ДЛЯ ТЕБЯ

      cendomzn@yandex.ru  

Наш опрос

Как Вы планируете отдохнуть летом?
Всего ответов: 903

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0


Форма входа

Логин:
Пароль:

Женщина и война в поэзии Юлии Друниной

Вступление.

Женщина и война в лирике Ю.Друниной.

Юлия Друнина - русская поэтесса, как-то сказала о себе: «Я родом не из детства, из войны». Большая часть её стихов связана с темой войны. Война, пробудившая когда-то ей душу, бередила память до последнего дня её жизни.

Война… Сколько скорби и боли в этом страшном слове. Это событие оставляет в душе глубочайший след.

Девушка – это прекрасное, нежное, хрупкое создание, казалось, таким на войне нет места. Ведь они даже не подозревали, что в жизни существует жестокость, грубость, грязь… И всего этого им пришлось хлебнуть с лихвою…

Война сделала из юной девушки, умеющей слагать рифмованные строки, в которых она ещё по-детски наивно и незамысловато выражала свои чувства, настоящего поэта. Поэта, способного создавать поэтические образы, рисующие события военного времени с необыкновенной силой и исключительной простотой; ёмко, глубоко и лаконично.

Судьба Ю. Друниной тесно переплелась с судьбой её поколения. Поэтому, рассказывая в лирических стихах о себе, поэтесса раскрывает перед нами надежды и мечты своих сверстниц, а воссоздавая события фронтовой жизни своих современниц, одновременно пропускает их через призму своего личного опыта, своих переживаний, отождествляя себя со своими героинями. Для неё это – очень естественно. Социальное и индивидуальное в человеке для поэтессы – две равные стороны одного целого, и только время заставляет ту или иную из них проявиться в большей или меньшей степени.

Этот взгляд нашёл отражение в творчестве Ю. Друниной, обусловив не только выбор тем и трактовку образов в её стихах, но оказав влияние на сам процесс создания поэтического образа. Поэтому в разговоре о творчестве Ю. Друниной, особый интерес для нас представляет проблема отражения в поэтическом образе и, прежде всего в образе женщины, ключевом в поэзии Друниной, реально жизненного опыта и жизненных представлений поэтессы.

Целью данной работы было выявление специфики создания поэтического образа в лирике Юлии Друниной, с учетом динамики образа женщины – современницы поэтессы.

В ходе работы решались следующие задачи:

- найти и проанализировать поэтический материал, связанный с изображением женского образа;

- проследить изменения трактовки женского образа в стихах Ю. Друниной военных лет;

- установить соотношение между этапами создания художественного образа и представлениями автора, сформированными временем.

Исследуя особенности построения художественного образа в поэзии Ю. Друниной, мы пришли к мнению, что автор, как правило, самоопределяется через своего героя. Русский литературовед Михаил Бахтин писал: «Я не могу обойтись без другого, не могу стать самим собою без другого; я должен найти себя в другом, найдя другого в себе».

Таким «другим» в поэзии Ю.Друниной явилась женщина, сверстница, современница. Этот образ становится предметом размышления, оценки, переживания. Через неё поэтесса познаёт себя, переживает свой фронтовой опыт, учится понимать своё поколение. М.М.Бахтин утверждал, что процесс создания художественного образа, т.е. эстетическое освоение автором того или иного жизненного явления совершается в пределе между отношением к вещи и отношением к личности. Другими словами, между овеществлением и персонификацией.

Эта мысль становится особенно важной, когда речь идёт об изображении человека. Друниной не приходится прикладывать для этого особых усилий. Поэтесса берёт из жизни образ, уже созданный войной, предельно ею овнешненный.

Война – тоже творец, автор человеческих судеб, и прежде, чем завершить каждую из них в прямом и переносном смысле, она тоже предельно «овнешняет». Война стремится не оставить человеку ничего, кроме животного страха за свою жизнь, стремится превратить человека в упрощённую схему.

Война уничтожает различия между людьми и возрастные, и половые, и социальные. Юная девушка оказывается в сыром блиндаже наравне с седыми мужчинами. Студентка – интеллектуалка шагает в «мат» и «перемат», а женского в ней остается всё меньше и меньше.

Но поэтесса говорит в своих стихах не о человеке вообще, она относится к девчонке-фронтовичке как к другой личности. В этом суть эстетической персонализации. Объект изображения обращается как бы в другое «я», с которым автор стремится выстроить диалог.

В одних стихах этот разговор кажется односторонним, состоит только из реплик автора, кажущихся риторическими; в других возникает целостный диалог поэтессы со своей героиней. Например, в стихотворении «Зинка». При этом Юлия Друнина наделяет своих героинь частичкой своего «я», не повторяя себя в персонаже, но целиком отдаёт ему одну из собственных актуальных жизненных позиций.

Героини стихов не только отражают, но и углубляют и обогащают установку автора своим собственным содержанием. Таким образом, по мнению М. Бахтина, предметом эстетического отношения в поэзии Друниной оказывается некая «индивидуальная целостность жизни». Это отнюдь не личность самой поэтессы, а «личность» персонализированного объекта.

_______________________________________________________

Женский образ в поэзии Юлии Друниной многогранен. В различных произведениях предстаёт та или иная его ипостась.

Возникает образ девушки-солдата. В нём много от самой поэтессы. Это себя она видела в девушках, пришедших в военкоматы. Друнина пишет:

…Школьным вечером,

Хмурым летом,

Бросив книги и карандаш,

Встала девочка с парты этой

И шагнула в сырой блиндаж.

Желая акцентировать резкую перемену в жизни самой героини, автор постоянно обращается к контрасту, всё более его заостряя «От прекрасной Дамы – в «мать» и «перемать». От атмосферы домашнего тепла и возвышенных стремлений мирной жизни – к суровым, грубым, подчас бесчеловечным и ужасающим фронтовым реалиям.

Образы Друниной необыкновенно пластичны и лаконичны. Она замечает:

Какие удивительные лица

Военкоматы видели тогда!

Текла красавиц юных череда…

Всё шли и шли они-

Из средней школы,

С ФилФаков,

Из МЭИ и из МАИ

Цвет юности,

Элита комсомола

Тургеневские девушки мои!

Понятие «тургеневские девушки» связано в нашем сознании с чистой, нежной и открытой миру героиней Тургенева, кажущейся слабой и незащищённой.

Вместе с тем они умны, сильны духом и готовы в решающий час остаться верными своему идеалу. Образ «Тургеневской девушки» появляется в поэзии Юлии Друниной неслучайно. В подругах Друниной и в ней самой было многое, что роднило их с девушками той далёкой поры:

Застенчивость. Тургеневские косы.

Влюблённость в книги, звёзды, тишину… - так говорит о себе поэтесса.

В них было то же стремление к идеалу, цельность и порядочность, та же открытость и жажда счастья. И главное, та же способность разделить чужое страдание, «печалиться не о своём горе» - черта, характерная именно русскому человеку, русской женщине.

Но было и то, что отличало поколение Друниной от героинь Тургенева. Они рождены новым временем. Более активны, деятельны, менее созерцательны, ближе стоят к жизни.

Поколение Юлии Друниной высшим качеством почитало безграничную отвагу, верность клятве и упорство в достижении цели. Ровесницы поэтессы мечтали о подвигах и отчаянно желали совершить что-то героическое во имя своей отчизны. Война сделала их солдатами. Сначала только по имени – «боец Иванова и боец Друнина», но постепенно и внутренне. Они изменились и внешне… Уже не «Тургеневские девушки», а «девчата, похожие на парней».

Нет. Это горят не хаты-

То юность моя в огне…

Идут по войне девчата,

Похожие на парней.

Все в гимнастёрках. Стриженные. Стремящиеся больше походить на мужчин.

Превращение, которое происходит, лишает бывшую «Тургеневскую девушку» многих прежних черт. Она уже не живёт мечтами, её ощущения и желания стали предельно конкретны. Она познаёт бытовые тяготы, знает, что такое «промокший сухарь на двоих» и бесконечный пеший марш 17 дней по болотам из окружения. Теперь героиня Ю. Друниной обнаруживает в себе ту же народную основу, которая позволяет ей стать своей «сестричкой».

Однако следует отметить, что в ситуации войны лирическая героиня не утрачивает чисто женские свойства. Она стремится сознательно подавить их в себе, стать прежде всего солдатом, девушкой-солдатом. Страшно режет слух такое сочетание: нежное женское и суровое мужское. Насильно объединённые в одном понятии, сосуществующие в душе героини, они поочерёдно стремятся подчинить себе друг друга. А война, как бы проверяет их на прочность. Злорадно наблюдая эту борьбу. Когда какое-то начало, из этих двух начинает побеждать, война подбрасывает испытания смертью

Смерть, угроза, испытания воспринимаются героиней буднично, обыденно. Она уже привыкла к ним. Она боится умереть, но понимает, что не должна выдать свой страх. Всем, кому надо, должна помочь «спокойными руками». Смерть будет ползти с ней рядом до утра, пока она будет вытаскивать раненых. Девушка привыкла к ее присутствию так же, как привыкла к тому, что надо идти на передовую, превозмогая усталость, бытовые неурядицы, как привыкла к мимоходом высказанной благодарности тех, кому не дала погибнуть там, на поле боя. Но встреча со смертью глубоко влияет на девушку. Совсем юная поэтесса в 1943 году написала:

Я только раз видала рукопашный,

Раз наяву. И тысячу - во сне.

Кто говорит, что на войне не страшно,

Тот ничего не знает о войне.

Рукопашный бой – это страшная картина. Автор говорит о том, что рукопашный остаётся навсегда в сердце. Он сотни раз является во сне. Но даже эта сотня раз во сне не сравнится с увиденным один раз наяву. Это ужас, это война… Человек, не повидавший этого ужаса, не может что-то понять про войну.

В определенные моменты войны Героиня на пределе. Она ничего не может воспринимать, кроме своей усталости, печали, одиночества, ужаса.

Только, что мне до лошадей,

До звериного их несчастья…

Однако сильнее оказывается ужас перед пленом. Юлия Друнина в своих воспоминаниях писала: «Наверное, этот ужас здорово помогал мне, потому что был сильнее страха смерти». Преодолевая отчаяние и безразличие к чужому страданию, лирическая героиня в атмосфере ужаса войны обретает способность жить и сострадать, вновь обращается к людям. Она понимает, что есть и то, к чему привыкнуть нельзя, - это радость, что ты всё ещё жива. Об этом пишет так:

Да ещё сияющий комбат

Руки мне протянет после боя:

- старшина, родная, как я рад,

Что опять осталась ты живою!

Война перед смертью всех приравнивала. Девушки воевали на равных с мужчинами, переживали страх и ужас, боль и физические напряжения. Пуля не спрашивала, сколько тебе лет, не огибала стороной.

Суровая будничность войны, заставляет героиню понять значение того опыта, который она приобретает на фронте. Она не ропщет, не жалуется, не пеняет на судьбу за то, что в 18 лет ей приходится выносить все тяготы военного времени. Наоборот, если бы всего этого не было, осознаёт она, ей чего-то бы недоставало:

Жизнь, спасибо, что так богата

И сурова твоя заря!

На фронте еще одним «другим», в безмолвном диалоге с которым героиня Друниной ищет и находит себя, становится природа. А рядом трубы сожжённой немцами деревни высятся немым укором, впереди горячие дороги пепла.

Пейзаж, серый, осенний, где туман и «дождей пелена», «грязища разбитых дорог», заставляет героиню ощутить всю тяжесть военного бытия. Вопрос, возникающий в её сознании, как бы риторический: «Суждена ли нам встреча, дружок?». Жесток ответ: «Вряд ли встреча с тобой суждена…», «даже и если вернётся весна, она уже не воскресит тех, кто погиб».

В стихотворении «После госпиталя» передано совсем другое ощущение. Героиню пьянит окружающий простор. Она ничего не говорит о смерти. Девушка-солдат была ранена, попала в госпиталь, возможно, была на волосок от смерти. Всё пространство вокруг заполняли страдающие, умирающие люди. Она провела много дней в тесной палате. И вот теперь вновь может вдохнуть свежего ветра, «хмелея от простора», ощутить, что жива, осознать, наконец-то, что смерть прошла стороной. Она острее ощущает жизнь, любовь ко всему, даже к жизненным невзгодам и боли. Более того, она словно стала любить эту близость к опасности, которая даёт возможность в ещё большей степени ощутить себя живой, человеком.

Попав на войну, девушка не только воочию увидела широту и красоту родной земли. Она осознала всю силу своей любви к Родине, свою кровную связь с ней. Друнина пишет:

Лишь любовь

Давала людям силы

Посреди ревущего огня.

Если б я

Не верила в Россию,

То она

Не верила б в меня.

Любовь к Родине, любовь к Отечеству, своим близким давала силы. Люди сражались за родной холм, за деревушку, за каждую улочку. «Не пяди назад!» - этот лозунг не был кем-то навязан, не был приказом командира, а был выстрадан и принят в душе каждого солдата Великой Отечественной.

Девушка, даже на войне верит и любит острее и глубже. Она верит в Россию как в любимого человека. Это взаимная вера, по-другому и быть не могло.

Героини Друниной часто вспоминают своих матерей. В мыслях обращаются к ним, ведут безмолвный разговор, даже, когда идут в штыки.

Это помогает им сохранить себя, остаться собой до конца.

Мама! Мама! Я дошла до цели –

это восклицает совсем ещё девчушка, которая стремилась песней справиться со страхом темноты. Восклицает в тот момент, когда берёт свою первую и последнюю высоту.

…И прямо на бегу

Девочка в заштопанной шинели

Разбросала руки на снегу.


Мысленно девушка обращается к маме, особенно когда сил больше уже нет.

Мама, где ты моя, родная?

Измотала меня война.

Одной из однополчанок Ю. Друниной была Клавдия Давидюк. Последние слова, обращенные к матери, героически погибшей при исполнении боевого задания девушки включает поэтесса в одно из своих стихотворений:

Ни о чём не жалею…

Я счастливой была,

Я счастливою, мама, была!

На характер героини влияет не только близость смерти, но, прежде всего, люди.

Беззаветной солдатской дружбой,

Я сдружилась в боях с полком…

Когда изменяет мужество, важно, чтобы рядом оказались молчаливые, понимающие люди. «Поздней осенью, в окружении» у героини уже нет больше сил идти в наступление. Мысленно она произносит: «Хватит, больше идти не могу». Но война приучила девушку к силе, она не выносит жалости к себе. «Седой командир отделенья» готов нести её на руках, потому что товарищей под огнём не бросают, и потому что понимает, насколько тяжелее переносит отступление хрупкая девушка. Стремясь быть сильной, лирическая героиня восклицает:

Но рванувшись, глухо, с усильем,

Я сказала: Сама дойду

Героине много раз приходится переживать гибель однополчан. Друнина пишет:

Я хочу забыть вас, полковчане,

Но на это не хватает сил…

Перед глазами проходят лица тех, кто остался лежать на снегу среди горящих болот. Уже после окончания войны, она часто вспоминала, как они 17 дней шли из окружения. Гордится, что «не отступила ни на шаг … от ребят». И ещё помнит того, кто поднимал каждый раз, когда падала без сил.

Но в мирный и обычный московский день лирическая героиня произносит: «Мне очень трудно быть одной». Она привыкла не только к голоду и близости смерти, но и к помощи и поддержке, которая связывала солдат на войне и в счастье, и в беде.

Война многому научила, сформировала, а что-то и изломала. Друнина пишет:

Не могу забыть я о войне.

Все, что происходит теперь в жизни, проходит через призму воспоминаний о войне.

Нет на свете чувства более удивительного и светлого, чем любовь… В годы войны Юлия Друнина встретила свою первую любовь, самую возвышенную и романтическую. В стихах и воспоминаниях она называет его Комбат: «Конечно, помогла моя вера в комбата, преклонение перед ним, моя детская влюблённость». Она пишет:

Ко мне в окоп

Сквозь минные разрывы

Незваной гостьей

Забрела любовь.

Любовь становится самым серьёзным событием, случаем и испытанием на войне. Говоря о многих, Друнина не может всегда выражать чужие чувства в стихах от первого лица. Поэтому именно в стихах о любви, она переходит к повествовательности, показывая нам свою героиню как бы со стороны. Влюблённая героиня Друниной – это и она сама, и много разных женщин. Бойкая, с озорными глазами, неприступная, непослушная, она та, что называет спутнику имя, бросая его «в жаркий ветер» так, чтобы он не смог её забыть. Это «девушка с дымящейся дороги». Образ её запал в душу солдата и поэтому имя её «слишком звонко».

Любовь говорит в стихах Друниной многими голосами. Именно, когда речь идёт о любви, в воображении читателя возникает не один, а многие женские образы. Это голоса разных женщин. Но мы считаем, что чаще всего это голос лирической героини, сливающейся с автором. Это её память доносит до нас счастливый возглас комбата: «И как я счастлив, что жива ты, сестрёнка».

Влюблённая девушка-солдат, фронтовая сестра, солдатка, чаще становящаяся солдатской вдовой - такие роли уготовила любящей женщине война. Тем не менее, многое из женского отступает на второй план. Нет места слабости, выплеску эмоции. Героиня Друниной научилась существовать осознанно, убеждать себя, подчиняться необходимости. Она редко смотрит на звёзды, в основном из окопа, ожидая атаки. Друнина пишет: «Мы не очень способны на «ахи» и «охи», Мы суровые дети суровой эпохи: обожгла наши души война». А любовь приходит к ней «незваной гостьей», «нежданно – негаданно».

Что бы она ни делала, как бы ни старалась себя преодолеть, любовь сильнее. «Милый!» - мысленно обращается она к возлюбленному, он всегда в её мыслях. Вот и песня оказывается схожей с событиями жизни, не успокаивает, а, наоборот, бередит душу:

Может песня виновата,

В том, что я сегодня не усну?...

Словно в песне,

Мне приказ – на запад,

А тебе в другую сторону.

Всё это: и разлука, и песня, и «вечер деревенский за траншеей», и звёзды, и ракеты в небе – всё только обостряет чувства, заставляет ощущать себя незащищённой, тосковать «очень женской, очень не солдатскою тоской». «Окопной тоской» - скажет поэтесса в другом стихотворении.

Война закаляет сердце, делает его суровым, но и стойким, заставляя пережить окопную тоску - бессильное страдание, безысходность от замкнутости в рамках окопного пространства. Для героини поэзии Ю.Друниной встаёт вопрос: имеет ли она право быть счастливой на войне, когда вокруг столько горя, смерти? Героине кажется, что нельзя на виду у чужого горя, у сожжённой деревни, ощущать счастье, которое охватывает её, когда любимый смотрит с такой нежностью.

Спрячь глаза.

А я сердце спрячу.

И про нежность свою забудь.

Героиня стремится подавить в себе чувство, желание быть любимой, потребность любить. Но на войне любовь и смерть всегда рядом. И чем ближе гибель, тем острее переживаются минуты счастья.

Разрыв! А рядом – нежность глаз твоих…

Вся жизнь подчинена суровому регламенту войны. Постоянные разлуки и короткие встречи «минуты счастья делим на двоих». Но чтобы дождаться этой минуты, героине надо собрать все силы и верить в то, что любимый жив. Что жива любовь.

Ждала тебя, и верила. И знала:

Мне нужно верить, чтобы пережить…

Война даёт это знание. Так юная девушка постигает высшую мудрость жизни. Перед лицом смерти любящие люди стремятся уберечь себя. И от этого, под действием безмерной любви, для героини уже неважно то, что они и под ливнем и под огнём, к ней приходит высшее знание.

В окопе тесно одному,

Но хорошо вдвоём…

Полюбившей героине Ю. Друниной вдвойне стали близки другие люди. Она теперь воспринимает свою любовь через них. И ей кажется, что тепло и доброта, которыми она щедро делится с однополчанами, сторицей воздастся её любимому, где-то далеко, где его может быть обогреет та девушка, которую видит во сне задремавший на её плече товарищ.

Любовь продолжает испытывать человека и после окончания войны.

Стихотворение «Мы в одном полку служили» - простой рассказ о том, как «счастье прозевала, а оно ведь было рядом».

Только встретив возлюбленного после окончания войны, героиня (и герой, наверное, тоже) понимают, что пройдя бок о бок всю войну, не сумели разглядеть друг друга по-настоящему. Тогда их объединяла «дружбы ласковая сила», объединяли тяготы фронтовой жизни, которые они вместе преодолевали. Тогда главным для них было остаться в живых, и когда вместе ползли под огнём, «под одной шинелью… мёрзли на привалах».

Но сколько война разлучила любящих сердец. Сердце матери, полное любви к своему сыну, ушедшему на фронт, волнует поэтессу. Тяжело переживает мать гибель самого дорогого человека, горе настолько велико, что часто она не может держать его в себе. Русская женщина ищет поддержки у окружающих. Какие горькие строки:

И сотни раз письмо читала людям

В глухой деревне плачущая мать.

Единственным утешением ей остаётся лишь то, что «смертью храбрых…пали…сыны».

Женщина в тылу. Какая она? Скромная, сдержанная, вся её жизнь подчинена теперь одному – ждать. Поэтесса использует только две детали: волосы и глаза.

Вдова

Волосы, зачёсанные гладко,

Да глаза с неяркой синевой.

Сделала война тебя солдаткой.

А потом солдатскою вдовой.

Строки этого стихотворения – это формула, определяющие судьбу женщин.

Волосы, зачёсанные гладко, не завиты, не приподняты надо лбом. Никаких знаков того, что эта женщина пытается привлечь к себе внимание. Эти строки говорят о том, что она не стремится наводить красоту: не перед кем красоваться, да и не то время.

Да глаза с неяркой синевой

Молодые, счастливые глаза – всегда светятся ярким светом, а неяркая синева от переживаний и пролитых слёз.

Сделала война тебя солдаткой.

Участь женщин, чьи мужья ушли на фронт сражаться с фашистами. Ожидание. Это не её выбор, а обстоятельства (война) – навязали ей эту роль. Сначала эту, а затем другую, ещё более горькую, когда ждать и надеяться уже не на что. И ожидание сменилось сдержанной тоской. Тоска притупила тягу к жизни, глаза потухли. Тяжело остаться женщине, возможно и молодой, одной со своим горем.

Темы солдатки, фронтовой жены и солдатской вдовы объединяются в стихотворении «Прощание».

Чутко замерли флейты,

Застыли валторны,

И молчали, потупясь,

Две женщины в чёрном.

Только громко и больно

Два сердца стучали

В исступленной печали,

Во вдовьей печали…

Понимать и разделять чужое горе, не осуждать, забывать свои обиды во имя любви – вот чему научила этих женщин война. Вдова, убитая горем, у гроба мужа находит в себе силы понять чувства той, которая заняла её место там на войне.

Проведя исследование динамики женских образов в поэзии Юлии Друниной мы пришли к следующим выводам:

Создание поэтического образа в лирике Юлии Друниной, как создание любого художественного образа, осуществляется в диапазоне от «овнешнения» до «персонификации». На первом этапе поэтесса создаёт образ очень лаконичный, сродни плакатному, почти образ-схему, выражающий не столько индивидуальное начало в человеке, сколько его социальную ипостась. При этом автор использует и сложившийся ранее литературный стереотип («Тургеневской девушки») и образ-тип, рождённый фронтовой реальностью и условиями военной жизни. Такой тип овнешнения обусловлен не прихотью автора или недостатком таланта и мастерства, а эпохой.

В образе-стереотипе получило отражение убеждение поэтессы, вынесенное из реального опыта. Перед лицом национальной угрозы частное, индивидуальное, личное должно отступить, чтобы дать место общественно необходимому долгу перед Родиной. Человек в этих условиях должен проявить себя, прежде всего, в своей социальной ипостаси, выступить в одной из социальных ролей, исполнение которых продиктовано необходимостью. Поэтому женский образ в стихах Ю. Друниной как бы распадается на целый ряд образов-типов, вариантов социального женского индивида. «Девушка-студентка», «вчерашняя школьница», «тургеневская девушка» становится «девушкой-солдатом», «девчонкой, похожей на парня», «боевой подругой», «фронтовой женой»; а может оказаться и «солдаткой», если успела до войны встретить свою любовь. Завершают ряд «солдатская мать» и «солдатская вдова».

Так случилось, что социальные роли, возникшие в реальности войны, оказались самым подходящим материалом для решения творческой задачи автора ещё и потому, что полностью совпали с представлением поэтессы о назначении человека.

Все эти варианты женского образа возникают в стихах, как бы охваченные взглядом автора, и всех их вбирает в себя лирическая героиня Юлии Друниной. В силу этого лирика поэтессы в одно и то же время и описательна, и глубоко рефлективна.

Рефлексия, самоанализ становится основой для завершения создания поэтического образа.

Друнина наделяет своих героинь собственным опытом, заставляет их прожить частичку своей жизни. Отрывая её от себя, отдаёт в безраздельную власть своей героини.

Девушка-солдат, почти утратившая женские черты, проходит испытание событиями жизни автора. Война и смерть, пейзаж, то грустный, то радостный, близкие люди или люди, ставшие близкими, встречи и расставания, тоска и воспоминания, дружба и любовь – вот те варианты случая, встреч, которые заставляют героиню стихов Друниной вновь обрести человека в себе.

Этап персонификации образа переводит героиню стихов поэтессы в ипостась индивидуальную, личностную. Это вновь подтверждается событиями жизни, и вновь совпадает с убеждениями и представлениями автора. Пройдя через горнило самых страшных испытаний, человек не только остаётся верен себе, но он обретает высшее знание о мире и о себе.

Пройдя фронт, испытание смертью, страданием, мужеством, героиня Друниной, по нашему мнению, научилась по-новому любить и ценить жизнь, глубже и осознаннее воспринимать ее. Она по-новому понимает саму себя и бережно хранит обретённую мудрость. В этом заключаются специфические черты женских образов в поэтическом мире Ю. Друниной.


Loading

Календарь

«  Сентябрь 2019  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30

Архив записей

Друзья сайта

  • Заказать курсовую работу!
  • Выполнение любых чертежей
  • Новый фриланс 24