Центральный Дом Знаний - Передвижничество 1

Информационный центр "Центральный Дом Знаний"

Заказать учебную работу! Жми!



ЖМИ: ТУТ ТЫСЯЧИ КУРСОВЫХ РАБОТ ДЛЯ ТЕБЯ

      cendomzn@yandex.ru  

Наш опрос

Я учусь (закончил(-а) в
Всего ответов: 2668

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0


Форма входа

Логин:
Пароль:

Передвижничество 1

На Владимирской дороге можно было часто видеть арестантов. Обычно их гнали пешком, прикованными к железному пруту по восемь-двенадцать человек. Художник не стал их так изображать, он нашёл иное решение. В его картине огромное небо словно придавило своей тяжестью одинокую фигурку страницы. Жалок и беспомощен человек на этой страшной дороге. Картина заставляла вспоминать о судьбах тех, кто прошёл этот трудный путь. Левитан подарил картину «Владимирка» Третьяковской галерее.

Последнее десятилетие в жизни Левитана было особенно плодотворным. В пейзажах «У омута», «Вечерний звон», «Над вечным покоем», «Март», «Золотая осень», «Большая дорога», «Сумерки. Стога», «Летний вечер», «Озеро, Русь» нашли отражение размышления художника о смысле жизни.

Картина «У омута» проникнута мрачным предчувствием. Сумерки. Тяжёлые облака плывут по закатному небу. Кустарники и деревья как будто прячут кого-то. Кажется, что лес полон шорохов, живёт той тайной ночной жизнью, которой не знает человек. Узкая тропинка, шаткие мостки над омутом ведут в таинственную, полную неизвестности чащу. Страшно остаться одному в таком месте.

В те годы солнечные полотна у художника уступают место пейзажам, проникнутым трагическим ощущением одиночества, тоски. Левитан был тяжело болен, и его не покидала мысль о близкой смерти.

Свою последнюю большую картину художник назвал «Озеро, Русь». Широкая гладь воды отражает облака, освещенные солнцем. На дальнем берегу, насколько видит глаз, поля, деревушки, купола церквей. Все в картине – солнце, ветер, несущиеся облака – пронизано ощущением счастья. Трудно поверить, что это полотно писал умирающий художник. Казалось, он хотел сказать: «Это Русь, счастливая, свободная, какой она может быть и будет. Не бедность, не смирение и страдания удел России, она вся – в будущем».

В картине «Озеро, Русь» Левитан особенно приближает чистый пейзаж к человеческой жизни. Радостный, полный солнечного света, воздуха пейзаж картины с ее торжественными просторами земли и неба кажется олицетворением праздничного дня в деревне.

Основой этого предельно возможного приближения образа природы к человеческой жизни была усвоенная Левитаном традиция понимания пейзажа как части общей темы народной жизни. В картине «Озеро, Русь» мы видим как бы завершение того, что так ясно выражается и в «После дождя. Плёс», и в «Тихой обители», и в «Вечернем звоне», и в ряде других картин.

Художественное наследие Исаака Левитана огромно: живописные полотна, акварели, пастели, графика, иллюстрации.

Характеризуя русских пейзажистов, Игорь Грабарь особо выделяет творчество Левитана: «Он самый большой поэт среди них и самый большой чародей настроения, он наделен наиболее музыкальной душой и наиболее острым чутьем русских мотивов в пейзаже. Поэтому Левитан, вобравший в себя все лучшие стороны Серова, Коровина, Остроухова и целого ряда других своих друзей, смог из всех этих элементов создать свой собственный стиль, который явился вместе с тем и стилем русского пейзажа, по справедливости названного левитановским».

Николай Николаевич Ге

Николай Ге родился 15 февраля в 1831 году в Воронеже. Семья Ге родом из Франции; прадед Ге эмигрировал в Россию в конце ХVIII века и поселился в Москве. Отец Ге был помещиком; детство Николая прошло в деревне, а в 1841 его привезли в Киев, где он поступил в Первую киевскую гимназию. По окончании гимназии поступил на физико-математический факультет сначала Киевского, потом Петербургского университета.

В 1850 Ге бросил университет и поступил в Академию художеств, где занимался под руководством П. Басина. В академии Ге пробыл семь лет. За работу «Ахиллес оплакивает Патрокла» он в 1855 получил малую золотую медаль. Работа «Саул у Аэндорской волшебницы» в 1857 принесла ему уже большую золотую медаль и командировку за границу. В Париже на него сильное впечатление произвели Салон 1857 и посмертная выставка произведений Поля Делароша. В Риме он познакомился с А. Ивановым.

В этот период, как и в бытность свою в академии, Ге писал портреты, кроме того, у него появляются эскизы — «Смерть Виргинии», «Любовь Весталки» и «Разрушение Иерусалимского храма». Этими последними работами Ге остался недоволен. На некоторое время Ге бросает работы на исторические темы и пишет с натуры, совершает поездку в Неаполь, где пишет множество этюдов. В 1860 он покидает Рим и переселяется во Флоренцию, где пытается писать эскиз «Смерть Ламбертации», но вскоре бросает эту работу.

В 1861 Ге начал писать «Тайную вечерю», а в 1863 привёз её в Петербург и выставил на осенней выставке в Академии Художеств. Картина произвела на публику сильное впечатление. За «Тайную вечерю» Ге получил звание профессора, минуя звание академика.

Радостный и удовлетворенный, Ге в начале 1864 года возвращается во Флоренцию, пишет много эскизов на евангельские сюжеты («Христос и Мария, сестра Лазаря», «Братья Спасителя» и другие) и начинает новую большую картину: «Вестники Воскресения». В 1867 году оканчивает эту картину и посылает ее на выставку Академии художеств, но там отказывают в приеме ее, и его друзья выставляют ее в художественном клубе, но картина никакого успеха не имеет. Та же участь постигает и новое его произведение, «Христос в Гефсиманском саду».

В 1870 Ге возвращается в Петербург. Неудача с его последними картинами на религиозные темы заставила Ге бросить на время подобные сюжеты, и он вновь обратился к истории, на этот раз русской, ему родной и близкой. На первой выставке передвижников в 1871 г. он выставил свою картину «Пётр I допрашивает царевича Алексея в Петергофе» Русская публика едва ли не впервые увидела изображение исторического события во всей правде характеров, ситуаций, в неоспоримой достоверности костюмов и обстановки. В столкновении отца и сына, Петра и Алексея, Ге увидел отражение основного исторического конфликта рубежа XVII и XVIII столетий - конфликта между прогрессивной силой, энергией петровских преобразований и рутиной старых, неподвижных и косных устоев жизни.

В 1882 Ге в Москве познакомился с Л. Н. Толстым, а в 1884 написал его портрет.

Стремясь «демифологизировать» Евангелие, приблизить его к мыслям и чувствам современников, Ге переходит к широкой, эскизной манере письма, обостряя цветосветовые контрасты. В картине «Что есть истина?» Христос изображен перед Пилатом, обращающим к нему свой насмешливо-цинический вопрос. Л. Н. Толстой высоко оценил это произведение, считая, по его собственным словам, что оно составляет «эпоху в христианской живописи», ибо вместо отношения к Христу как к Богу дает нравственное понятие его жизни и учения.

Картину «Что есть истина?» сняли с выставки; один из поклонников Ге повез ее по Европе и в Америку, но там особого впечатления она не произвела. Та же участь постигла «Синедрион», а в 1894 году – и «Распятие»; последнюю картину ходили смотреть на частной квартире, где она была помещена после ее удаления с выставки, затем ее увезли в Лондон.

Ге был доволен тем впечатлением, которое произвели его картины, в них он нашел себя.

Еще в Киеве до поступления в академию Ге много слышал о К. Брюллове, и хотя не застал его в Петербурге, но увидел там его знаменитую "Помпею", которую считал идеалом художественного достижения; однако родственнее ему по натуре был П. Деларош, оказавший на него ог-

ромное влияние, как в смысле содержания его картин, так и в техническом отношении (Ге любил писать свои картины с восковых фигурок, как это советовал делать Деларош). Свою любовь к Брюллову Ге сохранил до своей смерти, хотя отошёл совершенно от его манеры.

В последний период своей художественной деятельности Ге искал достижения иного идеала; художнику, по его словам, талант дан для того, чтобы будить и открывать в человеке, что в нем есть дорогого, но что заслоняется пошлостью жизни. Главное в картине - мысль; главное значение Ге придавал сюжету и той религиозно-этической проблеме, которую он хотел разъяснить; форма сделалась для него чем-то второстепенным и ненужным. Одно время, под влиянием Толстого, он даже бросил писать красками и иллюстрировал карандашом «Отче наш». Его дружба с Толстым осветила весь конец его жизни; они часто переписывались, делились своими планами, Ге постоянно советовался с Толстым относительно своих работ и всецело следовал совету последнего: «Картинами выскажите простое, понятное и нужное людям христианство».

Взятый сам по себе, Ге представляется яркой художественной личностью, в особенности в своих последних произведениях, в которых выразилось особое, очень «русское» отношение к Евангелию как к проповеди исключительно духовной красоты, с намеренным оттенением внешнего безобразия как самого Христа, так и всей обстановки его жизни. Эти произведения обладают серьезными и редкими качествами, дышат горячей искренностью и благородной убежденностью. Та же черта благородства сказалась и в портретах Ге - быть может, лучших русских портретах за вторую половину XIX в. Его лица не только дышат жизненностью, но «на них лежит отражение благородной души их автора», как говорил Александр Бенуа.

После Ге остались записки и масса писем, где он выясняет свое отношение к искусству и где запечатлелись все его последовательные увлечения. Часть этих записок была напечатана в виде отдельных статей: «Киевская первая гимназия в сороковых годах» (сборник, изданный в пользу недостаточных студентов университета Святого Владимира, Киев, 1895); «Встречи» («Северный Вестник», 1894, книга 4); «Жизнь русского художника шестидесятых годов» («Северный Вестник», 1893, книга 3).

Ге скончался на своём хуторе 1 июня 1894. Главная заслуга Ге заключалась в том, что он первый уловил новое реалистическое направление в библейских композициях, которое унесло его очень далеко.

Для картин передвижников были характерны обострённый психологизм, социальная и классовая направленность, высокое мастерство типизации, реализм, граничащий с натурализмом, трагический в целом взгляд на действительность. Ведущими стилями в искусстве передвижников были импрессионизм и реализм.

Передвижников вдохновляла «идея – внести искусство в провинцию, сделать его русским, расширить его аудиторию, раскрыть в нее окна и двери, впустить свежего и свободного воздуха». То, что передвижники отображали в своих произведениях современную жизнь трудового народа, делало их искусство близким и понятным самым простым людям.

Передвижники показывали не только бедность, но и красоту народного быта, не только страдание, но и стойкость перед лицом жизненных невзгод, мужество и силу характеров, богатство и величие родной природы.

Рядом с грустной песней в народе везде рождалась удалая. Рядом с гневными и скорбными строфами Пушкина, Лермонтова, Некрасова звучали их светлые гимны солнцу, разуму, красоте человека. Так и в живописи. Рядом с обличительными, бичующими холстами, рядом с «Неравным браком», «Проводами покойника», «Привалом арестантов», «Крестным ходом в Курской губернии» и десятками других картин неизбежно должны были появиться поэтичные пейзажи Васильева, Поленова, Куинджи, Левитана, необыкновенные портреты Крамского. Должна была народиться свежая, будто летним дождем омытая живопись Валентина Серова. Яркие, веселые, с любовью ко всему живому картины Кустодиева. Его масленичные гулянья, ярмарки, воскресные чаепития полные правдивой жизни.

Нет уже рядом Крамского. Давно ушел Федор Васильев. Нет Перова, Саврасова, Ге, Ярошенко. Нет Левитана с его горящими темным печальным огнем глазами. Нет шумного добряка Куинджи и многих других. Но их творения живи, они по прежнему взывают к чувствам, будят мысли, зовут людей к истине, справедливости и добру.

Используемая литература:

1) Фенина С.В. «Беседы о русских художниках», М.: «Русский язык», 1990. – 214 с.

2) «Знаменитые русские художники: биографический словарь». – СПб.: «Азбука-классика», 2001. – 400 с.

Loading

Календарь

«  Сентябрь 2020  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930

Архив записей

Друзья сайта

  • Заказать курсовую работу!
  • Выполнение любых чертежей
  • Новый фриланс 24