Центральный Дом Знаний - Интерпретация мифологического образа в сказке “Русалочка” Х.- К. Андерсена

Информационный центр "Центральный Дом Знаний"

Заказать учебную работу! Жми!



ЖМИ: ТУТ ТЫСЯЧИ КУРСОВЫХ РАБОТ ДЛЯ ТЕБЯ

      cendomzn@yandex.ru  

Наш опрос

Как Вы планируете отдохнуть летом?
Всего ответов: 903

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0


Форма входа

Логин:
Пароль:

Интерпретация мифологического образа в сказке “Русалочка” Х.- К. Андерсена

Скачать работу "Интерпретация мифологического образа в сказке "Русалочка” Х.- К. Андерсена"

Интерпретация мифологического образа в сказке "Русалочка” Х.- К. Андерсена

Введение

Если читателю предложить перечислить героев именно волшебной сказки, то, в первую очередь, он назовет мифологических персонажей: Баба Яга, Кощей Бессмертный, Змей и т. д. Эти герои персонифицируют те или иные явления природы, то есть созданы народным сознанием именно как мифологические.

В мировой литературе часто встречаются такие примеры, когда мифологический образ может являться источником не только фольклорных, но и авторских литературных произведений.

Сопоставление героев фольклорных и литературных представляет особый исследовательский интерес. Одной из проблем, волнующих исследователей, является проблема адекватности мифологических. Очевидно, что образ Кощея Бессмертного в варианте В. А. Жуковского "Сказка о царе Берендее, о сыне его Иване-царевиче, о хитростях Кощея Бессмертного и о премудростях Марьи-царевны, Кощеевой дочери” отличается от образа Кощея, который используется в русских народных сказках.

Предметом нашего исследования является образ русалки. Современные дети знают ее, к сожалению, не столько по сказкам, сколько по Диснеевским мультфильмам.

В фольклорных сказках русалки встречается очень редко. Но в литературных сказках этот образ очень распространен. Русалку мы встречаем у В. А. Жуковского, А. С. Пушкина, В. В. Набокова, И. В. Гёте. И, конечно, всемирно известна русалка, вернее, русалочка, созданная талантом и фантазией великого датского сказочника Х.-К. Андерсена. Вообще же русалки — героини легенд, преданий, поверий, обрядов. Они живут в воде, отличаются от человека рыбьим хвостом и вступают с человеком в сложные отношения.

Мы ставим целью данного исследования определить, в какой степени датский писатель Х.-К. Андерсен использует в своей сказке "Русалочка” мифологический образ, как его интерпретирует, как и почему изменяет и разрушает его.

В связи с этой целью ставится конкретная задача: сопоставить мифологические представления о русалках с художественным образом сказки Х.-К. Андерсена. Мы убедились, что образ русалки неоднозначен и по происхождению, и по отношению к человеку.

Мы обращаемся к многообразию видов мифических русалок, к обрядам и обычаям, которые с ними связаны. Значительное место в нашей работе занимает именно сопоставление мифологического образа и образа героини сказки Андерсена.

Практическая часть нашего исследования представляет собой разработанные уроки по изучению сказки и её мифологической основы с учениками 5 класса средней школы.

Глава 1. Сказки Андерсена и фольклорная сказочная традиция

Писатель Ханс Шерфиг, соотечественник Андерсена, говорил уже после смерти сказочника: "Андерсен является подлинно национальным, самобытным писателем, неотделимым от его родных цветущих островов. В сознании датчан он неразрывно связан с историей Дании, с ее традициями, природой, характером народа, с его своеобразной склонностью к юмору".

И действительно, больше никто из детских писателей девятнадцатого века не смог с такой полнотой воссоздать в своих произведениях свою страну и свой народ. Ханс Кристиан Андерсен — один из немногих писателей мировой литературы, сумевших до конца отразить свое время, выразить свое отношение к вещам, свои мысли, чувства, свое мировоззрение в сказке.

Вслед за немецкими романтиками, в Норвегии, Швеции и Дании популярным становится собирание и изучение народных сказок. Наряду с совершенно самобытными сказками в сборниках, выходящих в середине века, широко представлены и сказочные сюжеты, имеющие всемирное распространение и, в частности, нашедшие место в собраниях немецких народных сказок братьев Гримм "Сказка о трех лесных мужичках”, "Белоснежка” и другие.

Но Андерсен черпал сюжеты для своих книг, прежде всего, не из книг, а из детских воспоминаний. В детстве Андерсен часто слушал сказки старух-богаделок, занятых рукоделием. Его сказки "Огниво” или "Маленький Клаус и Большой Клаус” — это пересказ сказок, услышанных в детстве.

С 1835 года Андерсен печатает собрания своих сказок. Затем к ним добавляются самостоятельно созданные сказки. В них раскрывается безграничная творческая фантазия Андерсена, все богатство его наблюдений реального мира, его поэтический взгляд на жизнь.

"Сказочная поэзия — это самая широкая область поэзии. Она простирается от кровавых могил древности до разноцветных картинок простодушной детской легенды, вбирает в себя народную литературу и художественные произведения, она для меня представительница всякой поэзии, и тот, кто ею овладел, может вложить в нее и трагическое, и комическое, и наивное, и иронию, и юмор, к услугам его и струны лиры, и лепет ребенка, и речь естествоиспытателя”, — писал Андерсен о мире своих сказок.

Андерсен в образах своих сказок выходит далеко за пределы той архаической действительности, которая отразилась в датских народных сказках. Причина этого в том, что сказка была для Андерсена чем-то значительно большим, нежели литературное понятие, жанр, совокупность фантастических событий. В сказке Андерсен нашел ту форму, в которой он органически сумел выразить свое отношение к жизни. Сказка для него — способ видеть мир.

Зачастую о жанре литературной сказки принято судить так, словно он свободен от законов, свойственных литературе вообще, всецело определяется якобы произволом фантазии художника. Такое понимание сказки на самом деле в корне противоречит ее существу. Сказка всегда должна быть связана с реальностью: и по содержанию, раскрывая основные коллизии — борьбу Добра со Злом, Правды с Кривдой, Трудолюбия и Тунеядства; и по своей направленности, выдвигая перед человеком высокие моральные идеалы.

Фантастика — одно из специфических средств сказки. Это прием, не уводящий сказку от жизни, а позволяющий взглянуть на жизнь с необычной точки зрения. Суть сказки заключается в ее реальности, и только сама жизнь и является источником сказки.

По мнению Андерсена, сказка не связана с представлениями о веселой, радостной жизни. Мы привыкли к счастливому концу в фольклорной сказке. У Андерсена же такой конец встречается крайне редко. Писатель ставит в своих сказках большие жизненные проблемы, хотя по форме, сюжетам они вполне доступны детям.

Видное место в сказках Андерсена занимают проблемы искусства. Андерсен полагает, что лишь такое искусство имеет право на существование, которое правдиво отражает жизнь и близко народу. Эти мысли изложены в сказке "Соловей”, сохраняющей все очарование и всю душевную ясность детских андерсеновских сказок. Тема этой сказки — столкновение подлинного искусства и искусства ложного. Сущность подлинного искусства обрисована здесь вполне недвусмысленно: это искусство, близкое к природе.

Соловей в сказке Андерсена — это воплощение ложного искусства. Оно мертво, лишено подлинной силы. Только вельможи предпочитают мертвую, механическую имитацию живому существу. Заводная игрушка в час испытания умолкает, в то время как песня живого соловья побеждает даже смерть.

Природа является антитезой искусственности, жизнь — "механики”. Таковы принципы эстетики Андерсена. В этом противопоставлении ясно слышны отзвуки романтической эстетики. В "Калошах счастья” советник юстиции Кноп нападает на статью ученого Эрстеда, в которой современность сопоставляется с феодальным прошлым и предпочтение отдается современности. Но эти мысли советника тут же опровергаются самым наглядным образом: он надевает калоши счастья, после чего, испытав ряд малоприятных приключений в Копенгагене шестнадцатого века, с восторгом возвращается обратно в современность.

Таким образом, мы видим, что попытки романтиков идеализировать феодальное средневековье вызывают протест у Андерсена. Он верит в силу человеческого разума и идеи просветительства.

Сила просветительских традиций в период общего господства романтизма в европейской литературе составляет важнейшую своеобразную черту датской национальной культуры начала и середины девятнадцатого века, определяясь общими историческими условиями развития Дании в эту эпоху.

Единой и бесконечно повторяющейся темой сказок Андерсена является тема любви, борьбы светлых человеческих чувств с темными силами, данная и в плане социальном, историческом, и в общефилософском. Эта проходная тема превращает собрание сказок Андерсена в цельное захватывающее произведение, в гимн человеколюбию, самоотверженности, смелости и героизму человека. Эта тема звучит в таких сказках, как "Дикие лебеди”, "Русалочка” и многих других.

В знаменитой сказке "Снежная королева” великая сила любви и светлых чувств, мужества и стойкости показана особенно ярко.

Когда в поисках Кая Герда верхом на олене приближается ко дворцу Снежной королевы, олень просит мудрую финскую женщину наделить Герду небывалой силой, иначе ей не вернуть Кая.

Но вот что отвечает ему эта женщина: "Сильнее, чем она есть, я не могу ее сделать. Неужто ты сам не видишь, как велика ее сила? Подумай, ведь ей служат и люди, и животные! Она босиком обошла полсвета! И эта сила скрыта в ее сердце”.

Такова сила любви в сказках Андерсена — она поистине движет горами, она побеждает горе и разлуку, она возвращает к жизни обреченных на смерть.

Философской основой творчества Андерсена является мысль об органической взаимосвязи всего сущего. Это относится и к людям, и к животным, и к растениям, и к мифологическим существам. Отношения любви, дружбы, взаимопомощи охватывают в андерсеновских сказках весь мир. Прогрессивная взаимопомогающая сила разлита в окружающий нас жизни и, в конечном счете, торжествует над силами зла.

В творчестве Андерсена, в той особой вселенной, какую представляет собой мир его сказок, господствует суровый нравственный закон. Ведь недаром же маленькая русалочка или бедная маргаритка, стойкий оловянный солдатик и его бумажная невеста жертвуют жизнью ради высокой любви.

Мотив немой, обреченной, но самоотверженной, верной до конца любви, всесильной наперекор обстоятельствам, постоянно повторяется в сказках Андерсена.

Подлинные герои Андерсена, беспомощные и униженные внешне, полны мужества и великой нравственной силы.

Всякой вещи, всякому живому существу, всякому фантастическому созданию в сказках Андерсена присущ свой характер, исходя из которого они живут и действуют. Все эти характеры увидены и показаны вполне реалистически в меру их принадлежности к какой-либо среде, в меру их роли и значения в природе и обществе. Вот почему описание повадки какого-либо животного, описание свойств какого-либо предмета или растения всегда у Андерсена звучит убедительно. И все же наиболее андерсеновскими и в то же время наиболее близкими детям являются те сказки, материал для которых Андерсен черпал непосредственно из окружающего быта.

Простые домашние вещи: кухонная утварь, детские игрушки, предметы одежды, растения и цветы, которые можно встретить в поле, в огороде, в садике около дома; совсем обыкновенные, окружающие нас домашние животные и домашняя птица: собаки, кошки, куры, индюки; обитающие в саду певчие пташки — все это излюбленные сказочные персонажи Андерсена, — каждый со своей историей, характером, манерой речи, своим юмором, капризами и причудами.

Необычайный, непревзойденный дар вселять в эти привычные, окружающие нас существа и предметы особую жизнь присущ был Андерсену. Он сам отдавал себе отчет в этом и сам об этом говорил: "Материала у меня бездна, больше, чем для любого другого рода поэзии; часто мне кажется, будто каждый плетень, каждый самый маленький цветочек говорят мне: "Только взгляни на меня, и тебе откроется история всей моей жизни”. И действительно, стоит мне сделать так, как они велят, и рассказ о любом из них готов”.

В каждой маленькой сказке такого рода как бы слились воедино две действительности. Одна подлинная жизнь цветка, муки, дерева, чашки или кофейника; другая — не менее подлинная жизнь человека.

В той легкости, простоте, убедительности, с какой Андерсен в едином сюжетном развитии сталкивает биографии предметов, животных, растений, мифологических существ с жизнью человека, в истории какого-нибудь зверька или предмета домашней утвари провидит схему человеческой жизни — детство, юность, зрелость, старость, смерть, притом иногда в самой общей, обобщающей форме — во всем этом он является подлинным наследником народной сказки и одновременно подлинным новатором, сумевшим приблизить метод народного искусства у современной действительности.

Содержанием творчества Андерсена, как всякого большого писателя, является жизнь во всем ее объеме, выраженная и отраженная по-своему в тех формах, в тех интонациях, тем голосом, той манерой, какая свойственна, необходима и доступна ему одному. Сказки Андерсена — это иносказание жизненной правды в форме фантастики.

Когда сказки Андерсена появились на книжных прилавках датской столицы, все были поражены странностью героев. Датские дети привыкли к ангелоподобным и воспитанным принцам и принцессам. У Андерсена же в сказке "Огниво” принцесса разъезжает верхом на собаке, а другая принцесса, Элиза из сказки "Дикие лебеди”, отличается необыкновенным трудолюбием и самоотверженностью, этим она и спасает своих братьев. В сказках Андерсена постепенно исчезает уважение к важным персонам; король у Андерсена и вовсе голый. Изменился и мир волшебной сказки. Купеческий сын из сказки "Сундук-самолет” летает не на волшебном ковре, как в сказках "Тысячи и одной ночи”, а в старом сундуке. Щеголяют герои Андерсена не в семимильных сапогах: у них на ногах непромокаемые сапоги или калоши счастья. Феи похожи на простых горничных, а ведьмы — на обыкновенных злых старух.

Концовки андерсеновских сказок отличались от фольклорных. В фольклорных сказках традиционными являются благополучные концы, но в большинстве сказок Андерсена концовки неблагополучные, несчастливые.

Андерсен явился создателем литературной сказки Дании. Он дал ей развернутую творческую историю, дал свое имя, и сказка эта до сих пор осталась андерсеновской. Когда говорят "андерсеновская” сказка, то под этим подразумевается гуманное и лирическое настроение, которым окрашены произведения Андерсена, вложившего в них свое мировоззрение во всей его сложности и противоречивости. Подразумевается при этом и андерсеновское одушевление предметов. И сочетание фантастики, волшебства с реальным и действительным, что составляет сущность творческого метода великого датского сказочника. И расширение мира народной сказки, куда Андерсен ввел множество предметов и явлений окружающего мира — деталей быта, природы, научных и технических достижений, исторических и географических деталей. Как справедливо пишет В. Б. Шкловский, "Андерсен обрабатывал народные сказки, соединяя их с новым бытом Дании”.

Помимо этих основных отличительных моментов, литературная сказка Андерсена имеет еще ряд особенностей.

Андерсеновская сказка:

  • отразила общественные отношения Дании и некоторых других европейских стран, их конкретно-исторические условия 20-х – 70-х годов;

  • по мере своего развития все больше отходила от своих реальных народных источников и становилась оригинальной, придуманной Андерсеном сказкой;

  • стала многослойным, многоуровневым произведением, которое вместило в себя не только народную сказку, но и предание, и поверье;

  • объединила жанры романа, лирики и драматургии, притчи и басни, повести и бытового рассказа;

  • по мере отхода от конкретных фольклорных истоков все больше увеличивалась в объеме, становясь все длиннее и длиннее, превращаясь в повесть, в большую многоплановую новеллу;

  • проникается пессимистическими мотивами, что значительно уводит ее от народной сказки;

  • юмористическая, где носителем юмора зачастую является рассказчик, который, улыбаясь, рассказывает детям явные небылицы;

  • написана особым народным зачастую разговорным языком;

  • благодаря своей философичности огромному подтексту вошла в "большую” литературу, ею зачитываются не только дети, но и взрослые.

Андерсен ввел литературную сказку не только в "большую” литературу, сделав ее достоянием, как детей, так и взрослых. Он ввел ее и в мировую литературу.

"Андерсен — сама традиция”, — сказала как-то чешская исследовательница Мирослава Генчиева. И в этом — бессмертие андерсеновской сказки.

Глава 2. Русалки в европейской мифологии

2.1. Этимология слова "Русалка”

Как мы уже знаем, заложные покойники, то есть люди, умершие неестественной смертью, сохраняют за гробом свой нрав, свои житейские потребности и интересы, свои прежние склонности и привычки. С этой точки зрения деление заложных покойников по полу, на мужчин и женщин, далеко не безразлично: заложная женщина будет уже иным мифологическим образом, весьма отличным от образа заложного мужчины.

Заложные женщины превращаются, по общенародному русскому поверью, в русалок. Здесь можно привести такие свидетельства.

Утонувшая в реке Неручи женщина, по словам крестьян Орловской губернии, "в ночное время показывалась из воды и хлопала в ладоши, а также хохотала... Крестьяне и крестьянки боялись ночью проходить мимо того места, где утонула женщина".

Еще один рассказ из Рязанского уезда сообщает о девушке, которую обманул жених и которая "с тоски себя и уходила". "За деревней за нашей перекресток: одна дорога прямо в город, — тут и случается все нехорошее. Шел как-то мужнин брат двоюродный в город. Дело к ночи было, месяц уже вставать стал. Подходит он к перекрестку, глядь: девушка сидит на меже и волосы чешет, а сама плачет". Девушка сказала, что она сбилась с дороги. Пошли они вместе. "А она уж веселая такая стала, песни играет, прельщать уж она его стала, только ему за нею не поспеть и никак не поймать. Подошли к ржаному хрестцу, она как захохочет, за хрестец сиганула и пропала. Он ее искать. Слышится ему то за этой, то за энтой копной ее голос, опять уж она плачет. Так до зари и проискал... Оказался он за городом по энту сторону за тридцать верст".

Здесь нетрудно узнать русалок, хотя этого имени наблюдатели и не называют.

Откуда же взялось и как появилось такое странное и завораживающее слово "русалка"? Название "русалка" старые писатели и ученые соединяли со словами: русло (по местожительству русалок в реках) и русый, русявый (по русому цвету волос у русалок), а также выводили от древних имен священных рек: Росса и Руса. Первое словопроизводство не объясняет окончание — алка. Второе не соответствует обычному представлению о русалках, у которых волосы не всегда русые, а большей частью зеленые.

Вернее словопроизводство от древнерусского названия праздника и игр: русалии; и теперь у малуросов кое-где первый день Петрова поста зовется русали. Источник этих слов западно-европейский: латинское rosalia, греческое средневековое — название праздника и игр. С запада заимствованы были русскими эти игры и празднества, которые распространялись вместе с христианством. Христианские rosalia совпали на Руси, по времени, с древним языческим праздником в честь заложных покойников. К этому языческому празднику и привилось новое, христианское название: русали, Русальная неделя. Отсюда уже вполне естественное появление название: Русалки, то есть те существа, которых чествуют в праздник русалий, на Русальной неделе.

2.2. Различные названия русалок

Кроме слова "русалка", существуют также и другие названия русалок: купалка, водяница или водяная, шутовка, чертовка, хитка, лешачиха, лобаста. Слово купалка употребительно в белорусских купальских песнях. Купалка — девица, которую из своей среды избирают девицы же, участницы купальных забав, первенствующею или царицею плясок, бываемых в ночь перед днем Рождества Иоанна Крестителя.

Водяниха имеет большие отвислые груди и длинные волосы; из воды выходит нагою в полночь и садится на камень; тут она расчесывает свои волосы большим гребнем. Русалка — жена водяного, это поверье нужно признать общераспространенным в русском народе. Чертовка, по народному поверью, есть водяная женщина; она может быть красивой или некрасивой, доброй или злой, часто же безразличной. Живет она в воде и только изредка выходит на берег чесать золотым или медным гребнем свои прекрасные, черные, как смоль, и длинные волосы. В это время можно подкрасться к ней и выхватить гребень, который имеет магическую силу. Иногда чертовка имеет сожительство с охотниками в лесу и беременеет от них, но ребенка, "прижитого ею от человека, она разрывает при самом рождении его".

Слово "хитка", по-видимому, в ближайшем родстве с глаголом "хитить", похищать; название основано, вероятно, на том, что хитка топит людей в воде.

Лешачиха — жена лешего, имеющая вид обыкновенной женщины с распущенными волосами, в которые вплетены зеленые ветви. Лешихи — это души загубленных девушек, которые прокляты были родителями или подняли на них руку. По ночам они качаются на ветвях деревьев, а на день вместе с лешими уходят под землю, где живут во дворце.

Особняком стоят среди народных названий русалки: навка или мавка, ундины и вилы. Это не синонимы слова "русалка", а названия для особых разрядов русалок.

Мавки, навки, в восточнославянской мифологии — злые духи (часто смертоносные). По украинским поверьям, в мавок превращаются умершие до крещения дети: имя мавки (навки) образовано от навь (воплощение смерти). Мавки спереди имеют человеческое тело, а спины у них нет, поэтому видны все внутренности.

Ундины ("волна") в мифологии народов Европы духи воды, русалки. Прекрасные девушки (иногда с рыбьими хвостами), выходящие из воды и расчесывающие волосы. Своим пением и красотой завлекают путников вглубь, могут погубить их или сделать возлюбленными в подводном царстве. Ундины могут обрести человеческую душу, полюбив и родив ребенка на земле.

В средневековой алхимии ундины — духи, управляющие водной стихией, подобно тому, как саламандры — духи огня и т. п.

Вилы, самовилы — в южнославянской мифологии женские духи, очаровательные девушки с распущенными волосами и крыльями, одеты в волшебные платья: кто отнимал у них платье, тому они подчинялись. Вилы могли летать как птицы, обитали в горах. Они владели колодцами и озерами и обладали способностью "запирать" воды. Культ вилы и их связь с колодцами известны по болгарским источникам тринадцатого века. Если отнять у них крылья, они теряют способность летать и становятся простыми женщинами. Ноги у них козьи, лошадиные или ослиные. Вилы закрывают их длинной белой одеждой. К людям, особенно к мужчинам, вилы относятся дружелюбно, помогают обиженным и сиротам. Если разгневать вилу, она может жестоко наказать, даже убить одним своим взглядом. Вилы умеют лечить, могут предсказывать смерть, но и сами они не бессмертны.

2.3. Происхождение русалок<........>

Loading

Календарь

«  Май 2019  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031

Архив записей

Друзья сайта

  • Заказать курсовую работу!
  • Выполнение любых чертежей
  • Новый фриланс 24