Центральный Дом Знаний - История и последствия сельскохозяйственного освоения России

Информационный центр "Центральный Дом Знаний"

Заказать учебную работу! Жми!



ЖМИ: ТУТ ТЫСЯЧИ КУРСОВЫХ РАБОТ ДЛЯ ТЕБЯ

      cendomzn@yandex.ru  

Наш опрос

Как Вы планируете отдохнуть летом?
Всего ответов: 903

Онлайн всего: 2
Гостей: 2
Пользователей: 0


Форма входа

Логин:
Пароль:

История и последствия сельскохозяйственного освоения России

Скачать работу "История и последствия сельскохозяйственного освоения России"

История и последствия сельскохозяйственного освоения России

Введение

История сельскохозяйственного освоения России — это история конфликтов. Сама природа способствовала возникновению сложных противоречий между способами ведения сельского хозяйства; между субъектами сельскохозяйственных отношений; между интересами и возможностями власти в области аграрного налогообложения и отношений собственности. С одной стороны, эти конфликты приводили к частым негативным изменениям в агроландшафтах, с другой — к появлению характерной черты российского крестьянина — недоверия к результатам своего труда и пренебрежения к земле и, одновременно, языческого поклонения ей, как капризному источнику непостоянных доходов. В результате, в России сельская природа не воспринимается населением, как непременное условие существования. В России нет понятия ренты, здесь не было и нет сознания того, что земельный и природный потенциал ограничен. По мнению одного из известных деятелей охраны природы Г. А. Кожевникова, "в России с ее необъятными просторами труднее, чем где бы то ни было, привить общественному мнению мысль о том, что природа должна больше страшиться человека, чем человек — природы".

Особенности сельскохозяйственного освоения в Древней Руси

Трудно обозначить определенно то время, когда началось сельскохозяйственное освоение территории России. Началом земледельческого освоения, которое могло уже оказать необратимое влияние на ландшафт и сформировать определенный менталитет населения, возможно, следует считать середину 1 тысячелетия н. э., когда произошла консолидация восточнославянских племен. Но, по мнению Л. Н. Гумилева, еще в эпоху бронзы, во II тысячелетии до н. э., обозначилось разделение племен на оседлые земледельческие и кочевые скотоводческие, что существенно воздействовало на судьбы этих племен. Достаточно распространенным явлением был переход кочевников к оседлости; под натиском новых пришельцев оседлые или полуоседлые племена порой бывали вынуждены покидать привычные места обитания и возвращаться к кочевому образу жизни. Эта возможность маневра, альтернативы, являлась одним из факторов стабильности, а значит — и предпосылкой к возникновению устойчивых форм хозяйствования.

Вероятно, нельзя говорить об экологической устойчивости земледелия Древней Руси. Дело в том, что система подсечного земледелия, практиковавшаяся на протяжении веков в Восточной Европе, явилась мощным фактором деградации почв. Суть ее заключалась в уничтожении естественной растительности, сжигании органического материала на поверхности почвы и последующем бороновании. После непрерывного выращивания в течение нескольких лет зерновой монокультуры (рожь, пшеница, ячмень, просо), пашня забрасывалась, и операция повторялась на другом участке. Такое сильное воздействие на почвенную экосистему, более частое, чем воздействие естественных лесных пожаров, существенно отразилось на состоянии почв ландшафтов лесной и лесостепной зоны, в первую очередь, дерново-подзолистых, серых лесных и оподзоленных черноземов. Здесь необратимо менялся состав гумуса, микробной биоты, наименее устойчивых почвенных минералов. Это воздействие было настолько сильным, что его последствия можно наблюдать и по сей день. Так, в почвах древних земледельческих ландшафтов часто присутствует множество мелких угольков, зачастую придающих черный цвет почве и оказывающих несомненное влияние на экологические функции почв.

Сильные изменения основы древнего агроландшафта — почвы — открывали широкие возможности для смены животного и растительного населения обширных территорий. Довольно раннее начало использования железных орудий (топора, наконечника для сохи) ускорило процесс первичного изменения ландшафта и способствовало земледелию. В то же время процесс истощения почв препятствовал оседлому образу жизни и стимулировал развитие скотоводства. По мнению Л. Н. Гумилева, концепция, в соответствии с которой предки славян занимались по преимуществу хлебопашеством, а соседствовавшие с ними финские и угорские племена — охотой, представляется очень упрощенной. Видимо, и славянские, и финские первобытные общности использовали — в зависимости от конкретных природных условий — различные средства, чтобы обеспечить свое существование. С уверенностью можно утверждать, что даже в более поздние времена, в период становления государства, восточные славяне не пренебрегали ни охотой (особенно на пушного зверя), ни бортничеством (лесным пчеловодством), ни рыболовными промыслами, ни домашним скотоводством. Отметим здесь коренное отличие от стран Западной Европы, где охота стала "дворянским занятием" уже в XIII в. Именно в альтернативном использовании природных ресурсов, сопутствующем и не противоречащем основному — сельскохозяйственному виду деятельности, можно усмотреть ранние формы и предпосылки устойчивого сельского хозяйства [1].

Возникновению альтернативных навыков, хозяйственных укладов и способов землепользования способствовали плотные контакты населения лесных районов и степняков-кочевников. Обменная торговля между ними связывала степняков и славян лесостепной полосы в экономико-географическую систему, что вело к оформлению военно-политических союзов, характерных для левобережных княжеств и Рязани. В процессе формирования этих союзов закреплялись и определенные традиционные ландшафты природопользования, удобные для одних народов и не представляющие особой ценности для других. Активный обмен не только способствовал увеличению антропогенной нагрузки и дальнейшему изменению ландшафтов, но привел также к полной перестройке систем землепользования. Так, политическая стабилизация на границах приводила к усилению торговых отношений. Поставки скота в обмен на зерно в районы подсечно-огневого земледелия способствовали увеличению поголовья, что позволяло вносить в почву навоз. Это могло быть мощным фактором не только окультуривания ландшафта, создания первых устойчивых форм земледелия, но и оседлости и роста населения. Другой не менее важный фактор — социально-экономический кризис кочевых народов в XIVXV вв., связанный с увеличением нагрузки на степные экосистемы. Этот кризис вызвал волну миграции на север, что существенно повлияло на политическую ситуацию в древней Руси. Все эти события способствовали в дальнейшем закабалению и закрепощению крестьян [1].

Ключевые исторические события и эволюция природных ресурсов сельского хозяйства в XVII – XVIII вв.

С возникновением Российского государства после тяжелого времени Смуты XVII века наступает новый период в эволюции форм устойчивого сельского хозяйства. Этот период достаточно условно можно назвать периодом реформ.

Интересен взгляд Елены и Сергея Пономаренко с соавторами на экологические и иные последствия земельных реформ. Речь идет об изменении системы мотиваций, "правил игры" землевладельцев и землепользователей в их отношениях с землей. Смена мотиваций неизбежно ведет к изменению расположения угодий, их количества и соотношения между ними. В то же время, подчеркивают авторы, "возникающая каждый раз новая мозаика угодий напрямую связана с экологическим здоровьем или неблагополучием территории — с возможностью или невозможностью устойчивого развития природопользования... Это относится к соотношению лесных и открытых участков, к взаимному расположению лесных массивов, структуре населенных пунктов, дорожной сети т. д. Это относится также к обезлесению территории, которое неминуемо происходило при всех последних земельных реформах в России и бурно происходит сейчас в странах третьего мира, пошедших по пути капитализации. Наконец, это относится к долговременной составляющей почвенного плодородия, определяющей потенциальную урожайность и, соответственно, аграрную емкость территории (минимальный размер участка, достаточный для ведения товарного сельского хозяйства и т. п.)" [4].

Эта мысль о сильных и непредсказуемых последствиях земельных реформ как для экологического состояния земельных ресурсов, так и для населения, прослеживается у авторов и дальше. Следует сразу отметить, что авторы цитируемой книги "Земельная реформа в России" (1996) — убежденные сторонники последовательных реформ. Речь идет лишь о том, что любая реформа всегда приводит к состоянию экологической неустойчивости, последствия которого сказываются прежде, чем общество и природа войдут в новое устойчивое состояние.

Для подтверждения этого тезиса приведем вкратце, используя, в частности, указанный источник, описания наиболее ярких событий в эволюции ресурсов сельского хозяйства России второй половины ушедшего тысячелетия.

Первые крупные изменения условий сельскохозяйственного природопользования наблюдаются после террора, развязанного Иваном IV (Грозным), во времена крайне непоследовательных реформ Бориса Годунова и Смуты (конец XVI — начало XVII вв.). В конце XVI века территория Центральной России обезлюдела. Происходил самозахват лесных земель в удаленных от центра районах и их сведение под распашку одновременно с забросом и зарастанием земель в неспокойных центральных районах. Возможно, крупные изменения в структуре земельных угодий явились одной из главных причин голода начала XVII века, первого в России крестьянского восстания 1606 г. (под предводительством Ивана Болотникова), а также Смуты [4].

В 1601 – 1602 годах случились подряд два неурожая, которые породили страшный голод и унесли множество жизней (по сведениям Н. И. Костомарова, в одной Москве умерло около 127 000 человек). Тот же автор утверждает, что в окрестностях Курска, в Северной земле, около Владимира и в разных уездах окраинных городов урожаи были очень хороши. Это подтверждает непосредственную связь изменения структуры земельных угодий, голода и народных волнений.

С 1613 г. начинается правление новой династии Романовых, а в 1649 г происходит юридическое закрепление крепостной зависимости Соборным уложением. Эти события сопровождались сильнейшей милитаризацией государства: военные расходы во второй половине XVII века достигали 67% от общих расходов казны, численность армии составляла не менее 100 – 150 тысяч человек. Подобные расходы требовали налоговых поступлений в казну. По мнению Е. и С. Пономаренко (возможно, слишком категоричному), "крепостное право в России и родилось вследствие необходимости стабильно собирать налоги".

Здесь важно также обратить внимание на единовременность событий: официальное введение крепостного права сопровождается централизацией власти в середине XVII века. Одной из основных идей, пронизывающих Соборное уложение, стало усиление государственного контроля над обществом. Обозначившиеся в царствование Михаила Федоровича предпосылки сотрудничества сословий, которые в Смутное время обрели независимость от властей, в полной мере так и не реализовались; возобладал принцип жесткой регламентации хозяйственной деятельности людей, их социальных взаимоотношений. Этому способствует и противостояние Церкви и государства, закончившееся безусловным торжеством монархического принципа и одновременным сближением с Церковью: по словам П. Н. Милюкова, "государственное покровительство превратилось мало-помалу в государственную опеку над церковью". Середина XVII века — это не только необходимость собирать налоги, но и появление возможности у государства это делать, и ломка старого мышления — новая Церковь ненавистного Никона перестала быть символом власти; эту роль на себя теперь полностью брало государство, которому надо было платить. В такой ситуации всегда начиналась усиленная эксплуатация природных ресурсов — так же, как это происходит и сейчас (например, выборы Президента в 2000 г. сопровождались роспуском Госкомэкологии в целях усиления позиций добывающих отраслей).

Раздача новым чиновникам государственных земель вблизи столицы и прикрепление крестьян к земле сопровождается в первой половине XVII века исчерпанием государственного земельного запаса в приближенных к столице районах и сведением под распашку лесов на бывших черных землях. В связи с этим, по сведениям Пономаренко, в центре и на юге лесной зоны формируются крупные территории, практически лишенные леса — агломерации одновременной помещичьей распашки (например, в Можайском, Рузском, Лотошинском районах Московской области такие крупные безлесные агломерации сохранились до сих пор, то есть пережили на 300 лет первопричину своего образования). Новый передел земли и ужесточение крепостной зависимости, в свою очередь, вызвало крупнейшее крестьянское восстание под руководством Степана Разина в 1667 – 1671 гг.

Несмотря на указанную выше возможность государства взимать налоги, землевладельцам было крайне невыгодно продолжать платить налоги за необрабатываемые земли, которых довольно много осталось после Смутного времени. В связи с этим в конце XVII – первой половине XVIII в. происходил ряд изменений форм налогообложения. Так, еще в 80-х годах XVII века была произведена подворная перепись и произошел переход от поземельного к подворному налогообложению. Петр I продолжил эти реформы, протекавшие в направлении: от обезличенной территории — к субъекту, от косвенных налогов — к прямым. В 1718 г. была произведена подушная перепись и финансовые службы перешли к подушному налогообложению населения. Результатом этих реформ было дальнейшее сведение леса под пашню (именно в это время наблюдалась максимальная распаханность центральных районов России): новая площадь уже не облагалась налогом.

Что касается южных районов России, то к середине XVIII века площадь пашни здесь, напротив, сильно сократилась. Это было связано со следующим обстоятельством. Сильный сектор государственной промышленности в то время основывался на труде крепостных. Право уравнивало единоличных крестьян-однодворцев с государственными крестьянами. Эксплуатация крепостных-отходников (оброчников) была невыгодна помещикам (барщинные дни крестьян, работающих в хозяйстве помещика, не регламентировались законом), поэтому они препятствовали самостоятельной деятельности крестьян. В результате сильно ограничивалась миграция крестьян: южные земли осваивали либо помещики, либо беглые крестьяне; единоличное хозяйство там не развивалось.

Несмотря на это, усиливается интерес к южным землям, что можно связать с возрастающим дефицитом земель центральных районов в результате налоговой реформы. Возросший интерес и общественную потребность в освоении степей демонстрируют первые труды, посвященные черноземам. Это работа М. В. Ломоносова "О слоях земных"; анкета Вольного экономического общества Т. И. Клингштедта; первые почвоохранные труды А. Т. Болотова; размышления о высоком потенциальном плодородии черноземов И. М. Комова в его книге "О земледелии, скотоводстве и птицеводстве"; трудах и выступлениях М. И. Афонина; И. А. Гюльденштедта и др.

В 1766 г. по инициативе Екатерины II было начало Генеральное межевание — инвентаризация земель. Сразу после его проведения была начата масштабная продажа государственных земель в частное пользование в южных и восточных регионах. Выкупленные земли использовались новыми владельцами лишь частично — другая часть использовалась лишь как средство вложения денег, то есть удерживалась во владении без использования или как пастбище до момента перепродажи. Фактическое освоение и распашка значительной части выкупленных земель в южных и восточных малонаселенных районах произошли почти на 50 – 100 лет позже и были связаны с целенаправленной политикой по переселению крестьян. Это совпало по времени с присоединением Средней Азии к Российской империи. К концу XVIII века были определены лишь общие границы спорных земель — эти земли были оставлены неучтенными до следующего — Специального межевания, которое проводилось, как правило, спустя несколько десятилетий, без оговаривания условий землепользования в этот период. Период неопределенности статуса использовался спорящими сторонами в целях получения по возможности максимальной выгоды с того, что может быть отнято. В результате, к моменту Специального межевания спорящими сторонами была срублена на продажу подавляющая часть лесов, располагавшихся на спорных территориях. Большинство этих вырубок в южных и восточных районах России были запущены под выгоны, и лес на них не восстановился до сих пор, то есть через 200 лет после вырубки. Таким образом, именно события XVIII века (до времени Великих реформ второй половины XIX века) нанесли наибольший урон биоразнообразию и целостности агроландшафтов.

Пожалуй, одним из главных последствий усиливающегося общественного интереса к степным территориям, прежде всего, со стороны казачества, беглых крестьян, отходников и государственных крестьян, явилась последняя и самая мощная из крестьянских войн в России — восстание под руководством Емельяна Пугачёва. Восстание, бушевавшее в 1773 – 1775 годах, охватило огромные территории. Причиной этого интереса, как уже говорилось, явился сложный комплекс общественных явлений — прежде всего, неконтролируемая барщина, ограничение крестьян-единоличников, дефицит земельных ресурсов в результате налоговой реформы, освобождение дворян от обязательной службы (они превратились в помещиков и полностью использовали рабский труд крестьян). Нельзя забывать и о том, что крестьяне после освобождения дворян от службы ожидали и естественного, с их точки зрения, продолжения — отмены крепостного права [4].

Эпоха великих "половинчатых" реформ и первый агроэкологический кризис

История отмены крепостного права, продолжавшаяся 60 лет, началась с эпохи реформ Александра I, взошедшего на престол в 1801 г., и его помощника М. М. Сперанского. К этому времени стало очевидно, что труд крепостных неэффективен. Передовые дворяне, правильно определив и поддержав деятельность императора, стали сами инициаторами освобождения крестьян. Воронежский помещик Петрово-Соловово освободил 5000 своих крестьян с представлением им земли за выплату в среднем по 16 руб. в год в течение 19 лет. С. П. Румянцев не только освободил 199 крестьян с землей, но и подготовил проект общего закона о соглашениях помещиков и крепостных крестьян об освобождении последних. Именно этот проект лег в основу Указа 1803 г. правительства "о вольных хлебопашцах", согласно которому помещики могли (то есть "имели право") вступать в соглашение с крестьянами с целью освобождения их непременно с землей, семьями или целыми селеньями. Примечательно, что крестьяне получали при освобождении все права собственности и участие в обязательствах. Понятно, что такая схема могла работать только при наличии доброй воли помещика. При Александре I имелось 160 случаев такого освобождения, в результате которых получили свободу и землю 47 тыс. крестьян; всего за 60 лет действия Указа было утверждено 500 договоров и освобождено 112 тыс. крестьян [4].

В конце XVIII – начале XIX вв. крепостные крестьяне имели некоторый минимальный набор реальных прав для самоуправления. Так, в волостях удельные и государственные крестьяне избирали сельские приказы, в задачу которых входила раскладка, сбор податей и разбор мелких споров и тяжб. Сельские сходы избирали старост и низших полицейских чинов (сотских и десятских). После реформы управления государственными крестьянами в 1797 г. волостные и сельские сословные органы (сходы) получили возможность избирать своих представителей в казенных палатах. В 1847 г. было создано Министерство государственных имуществ, которому поручено управление государственными крестьянами; упорядочено оброчное обложение, увеличены земельные наделы крестьян, закреплена система крестьянского самоуправления: волостной сход — волостное управление — сельский сход — сельский староста. Эта модель самоуправления будет еще долго использоваться в системе общинной (как и будущей колхозной организации), став, однако, фактором, сдерживающим отход крестьян в город и процессы имущественной дифференциации крестьянства. Вообще, набор прав крепостных XIX в. поразительно напоминал права колхозников советского периода, но был значительно более полным. Так, государственные крестьяне с 1801 г. имели право, в отличие от колхозников, покупать землю у помещиков, а с 1818 г. все крестьяне (в том числе и помещичьи) получили право учреждать фабрики и заводы.

В 1842 г. издан Указ об "обязанных крестьянах", предусматривавший возможность помещикам передавать крестьянам земли в арендное пользование, за что крестьяне обязывались выполнять предусмотренные договором повинности, подчиняться суду помещика. На положение "обязанных" крестьян было переведено лишь около 27 тыс. крестьян, проживавших в имениях всего шести помещиков. Недоимки с крестьян взимали через полицию "губернские управления". Важная роль этого указа заключается в том, что именно в 1842 г. помещикам было предоставлено право личного освобождения крестьян без земли, что облегчало соответствующее решение помещика. Уже в 1843 г. была, фактически, устранена работорговля — запрещено продавать крепостных без земли, в 1848 г. всем (а не только государственным) крестьянам с согласия помещика разрешалось покупать землю.

Все эти реформы сыграли важнейшую роль в подготовке последующей Великой реформы 1861 г. — не только наметив механизм (выкуп, состояние "временной обязанности", отработки), но и подготовив общественное мнение. В ряде западных губерний этот правовой процесс произошел существенно раньше: уже в 1816 – 1 19 гг. крестьяне этих регионов начали освобождаться от крепостной зависимости без земли, переходили на отношения аренды, пользуясь помещичьей землей, выполняя повинности и подчиняясь помещичьему суду. Следует отметить, что эти эксперименты помогли в дальнейшем понять, что освобождение крестьян без земли не может быть признано разумной мерой: в 1858 г. в Эстляндии начались сильные народные волнения, вызванные люмпенизацией освобожденных, но нищих крестьян.

Первая половина XIX в. характеризуется не только "созреванием" общественного мнения, но также и поворотом в отношении наук о природе. В целом общественный интерес к теоретическим вопросам естествознания в России первой половины XIX в. был крайне низок; отмечается бытовавшее в то время пренебрежение вообще к теории по сравнению с практической значимостью науки. Возможно, одной из причин отсутствия интереса к вопросам природоведения и наук о земле (за исключением, пожалуй, степеведения, поскольку южные земли продолжали оставаться источником ренты) следует считать последствия действующего с 1718 г. подушного налога [3].

В 1838 г. была вновь проведена налоговая реформа, подати и оброки снова стали собирать с земли: подушная подать изжила себя, стоял вопрос об "уравнивании наделов". Это очень усилило интерес правительства к качеству земли, к почве. Министерство государственных имуществ приступило к кадастровым работам для "уравнения денежных сборов с государственных крестьян". Были созданы особые кадастровые отряды, которые на местах разделяли почвы на группы, наносили их на карты: эти данные обобщались по губерниям. С 1838 по 1867 г. были составлены кадастровые почвенные карты по 16 губерниям Европейской России. В. В. Докучаев в 1879 г., ознакомившись с этими картами, сказал, что это "богатейший, единственный в своем роде материал для изучения наших почв". В 1843 г. министр государственных имуществ Д. Киселев предписал собрать через наиболее грамотных чиновников сведения по географии, почвам, сельскому хозяйству для составления "хозяйственного атласа России". Активными участниками этой работы были А. П. Заблоцкий-Десятовский, Н. А. Жеребцов, К. С. Веселовский. В тот же период экономистом и климатологом К. С. Веселовским была составлена и первая почвенная карта Европейской России в масштабе 200 верст в дюйме (1: 8 400 000) и издана в 1851 г. [2].

Вероятно, именно успехом "подготовительных" реформ первой половины XIX века, усиливающимся интересом к крестьянскому вопросу и, в особенности, новой налоговой реформой, обращающей внимание землепользователя на качество основного ресурса сельского хозяйства — земли, следует объяснять тот факт, что на конец 1850-х – 1860-е годы падает колоссальный успех естествознания. По мнению Т. Романовской (со ссылкой на И. Петровскую), в среде "шестидесятников" глубоко утвердилось сознание общеобразовательного и философского значения естественных наук. Именно в этой среде получили распространение идеи основателя генетического почвоведения В. В. Докучаева. [5]

Великая крестьянская реформа 1861 г. — одно из наиболее значительных событий, оказавших сильнейшее воздействие на дальнейших ход истории России. Эта реформа впервые обязала помещиков и само государство освободить крестьян; предоставила экономический и юридический механизм освобождения. В то же время главным нерешенным вопросом крестьянской реформы остался вопрос о реальных правах пользования землей. Ряд роковых ошибок реформы привел к огромным и необратимым экологическим и последующим социальным катастрофам. Попытаемся вкратце изложить их.<.......>

Loading

Календарь

«  Май 2019  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031

Архив записей

Друзья сайта

  • Заказать курсовую работу!
  • Выполнение любых чертежей
  • Новый фриланс 24