Центральный Дом Знаний - Авторская позиция в художественно-мемуарной литературе

Информационный центр "Центральный Дом Знаний"

Заказать учебную работу! Жми!



ЖМИ: ТУТ ТЫСЯЧИ КУРСОВЫХ РАБОТ ДЛЯ ТЕБЯ

      cendomzn@yandex.ru  

Наш опрос

Как Вы планируете отдохнуть летом?
Всего ответов: 903

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0


Форма входа

Логин:
Пароль:

Авторская позиция в художественно-мемуарной литературе

ТЕЗИСЫ

Работа посвящена выявлению авторской позиции в произведениях художественно-мемуарной литературы, принадлежащих перу таких мало изученных писателей, как Евгения Семёновна Гинзбург и Анатолий Владимирович Жигулин. При этом мы использовали следующие методы: метод исследования; метод погружения; метод аналитического чтения; метод сопоставления.

В ходе исследования, опираясь на произведения « Чёрные камни» А. Жигулина и «Крутой маршрут» Е. Гинзбург, выявили для себя, в чём заключается особенность мемуарной литературы и в чём отличие таких её разновидностей, как автобиографическая повесть и хроника. Основываясь на полученных представлениях, мы проследили, как в данном жанре проявляется образ автора, выявив его двойственность. Так, первый – тот, о ком идёт повествование, главный герой, живший и творивший в прошлом, в молодости; второй – повествователь, пишущий в настоящем и размышляющий над давно минувшими событиями, оценивающий прошлое с учётом своего сегодняшнего «я», по-новому осмысливающий прежние факты и события.

Следует отметить, что нередко эти два образа могут сливаться в один. Это происходит тогда, когда нравственные критерии не меняются у писателя на протяжении всей жизни. Не случайно так подробно мы останавливаемся на образе автора: именно через него отражается и доносится до читателей авторская позиция.

Первое наблюдение, которое мы сделали, таково: писатели, прошедшие гулаговский ад, взяли на себя обязанность передать нам правду о себе и Истории. В этом позиции А. Жигулина и Е. Гинзбург близки, что, безусловно, ценно для нас, читателей, не знавших ни этой эпохи, ни этих людей.

Дальнейшее исследование показало, что, несмотря на общность материала, положенного в основу произведений, авторская позиция данных писателей различается подходом к созданию образа главного героя. У А. Жигулина – это романтизированный образ Мстителя, не знающего сострадания и всепрощения, требующего наказания виновных в разрушенных, несложившихся судьбах. Нам представляется, что такая позиция очень уязвима. Конечно, герой книги Жигулина не стал ни вором, ни убийцей. Но трагедия его в том, что «уголовником» всё-таки стал, так как принял основной закон уголовного мира: на насилие отвечать насилием.

В книге же Гинзбург главный образ – это образ Матери, способной выстоять перед лицом любых испытаний ради своих детей, ради счастья будущих поколений. В произведении показана великая сила материнской любви. Отсюда и мотив прощения, и уроки, которые даёт нам автор, заключенные в том, что ни при каких обстоятельствах нельзя озлобляться, нельзя терять человеческое лицо. Безусловно, такая авторская позиция объясняется нравственной и духовной зрелостью самой писательницы, на момент ареста человека взрослого и наделённого жизненным опытом, в отличие от юного максималиста Анатолия Жигулина. И тем дороже нам мысль Евгении Гинзбург о том, что для несущих Зло главным и неподкупным судьёй станет время. Именно оно рассудит и правых, и виноватых. Подтверждением тому служат книги обоих писателей.

И Жигулин, и Гинзбург на одном материале – материале своих страданий - говорят от лица главных героев, что виновны не только те, кто нёс Зло, но и те, кто его поддерживал. Всё равно чем поддерживал: бездумным молчаливым соглашением или малодушным написанием полуправды.

Наши попытки выявить авторскую позицию в художественно-мемуарной литературе не только позволили открыть новую страницу в истории литературы XX века, но и приобщиться к её высокому нравственному потенциалу. Ценность таких книг, можем мы утверждать, в том, что непридуманные герои убеждают нас в возможности противодействия любому злу, любому насилию. Источником такого противостояния является умение оставаться Человеком, высокая требовательность к себе, чувство ответственности перед лицом Истории.


ВВЕДЕНИЕ.

Только полная правда

Жива и права.

А неполная правда –

Пустые слова.

А.Жигулин.

Лагерь…Норильск…Колыма…Репрессии…Тяжёлые 30-e - 50-е! Сколько крови и слёз пролилось тогда, сколько мучений и потерь пришлось пережить! …По распоряжению Сталина сотни тысяч людей были сосланы на каторжные работы.…За что? Ответ прост: они хотели просто жить без тирании и насилия со стороны государства, без ущемления прав и нравственных принципов,…хотели радоваться новому рассвету и закату, хотели любить и быть любимыми. Но вместо этого аресты, камеры, лагеря…! Именно на их костях сейчас стоит и город моего детства и юности - Норильск. Именно потому, что выпало жить здесь, мы не можем пройти мимо Истории, которая показана через воспоминания людей, безвинно осуждённых, переживших сталинские лагеря и нашедших в себе мужество рассказать о случившемся, ибо

Кто смог пережить,

тот должен иметь силу помнить.

Человек и История … В ответе ли мы за то, что творится вокруг нас?

Насколько сознание, совесть человека зависит от эпохи, в которую он живёт? Можно ли противостоять самому Времени? Это те вопросы, ответы на которые мы ищем и сегодня.

Актуальность нашей работы заключается в том, что, рассматривая один из сложнейших исторических периодов в развитии нашей страны (''культ личности'') на примере художественно-мемуарной литературы, мы показываем, что она несёт в себе высокий нравственный урок. А как это важно в нашем, столь прагматичном мире. И мы уверены: обращение к произведениям мемуарной литературы, в основе которых лежит документальность, а следовательно, правдивость, даст возможность каждому из нас увидеть, что абстрактные понятия (честь, совесть, доброта, сострадание и милосердие, верность и предательство) - это те нравственные ориентиры, без которых немыслима человеческая жизнь и которые не могут меняться в зависимости от эпох или обстоятельств.

Цель: выяснить авторскую позицию в произведении А.Жигулина «Чёрные камни» и Е. Гинзбург ''Крутой маршрут''.

Предмет исследования: произведение Анатолия Жигулина «Чёрные камни» и Е. Гинзбург ''Крутой маршрут'', газетные и журнальные публикации.

Результаты данного исследования помогут глубже узнать творчество мало изученных авторов Жигулина и Гинзбург и получить представление о том, как отражена их авторская позиция в произведениях художественно-мемуарного жанра.

Методы, использованные в ходе работы:

  • метод исследования;

  • метод погружения;

  • метод аналитического чтения;

  • метод сопоставительного анализа.

ОСНОВНАЯ ЧАСТЬ.

Это тема пришла,

Остальные оттёрла,

И одна безраздельна

стала близка.

В. Маяковский

Называя имена писателей, которые рассказали об ужасах лагерей для политзаключённых, как правило, прежде всего вспоминают Варлама Шаламова и Александра Солженицына, поскольку именно их рассказы и повести стали первым ''художественным исследованием страшной реальности''. Однако, кроме них, в ''самиздате'' распространялись воспоминания и других узников ГУЛАГа: Льва Разгона, Лариной, Анатолия Жигулина и Евгении Гинзбург. Всех перечисленных авторов объединяет одно: их книги – это ''документ души'', проза живой жизни, именно живой, не выдуманной, а выстраданной и донесённой до современников и потомков.

Именно поэтому их произведения и относятся к жанру мемуарной литературы. Из теории нам известно, что мемуары

( фр. memoires - ''воспоминания'') - разновидность документальной литературы, литературное повествование участника общественной, литературной, художественной жизни о событиях и людях, современником которых он был. В мемуарной литературе можно выделить воспоминания, очерки, дневники, хроники, автобиографические повести.

Прочитав книги А. Жигулина и Е. Гинзбург, мы попытались разобраться, почему авторы относят свои произведения к тому или иному виду мемуарной литературы.

Так говоря об Анатолии Жигулине – одном из русских поэтов, которому самому пришлось пережить на себе все тяготы правления «Великого Вождя», об испытаниях, выпавших на его долю, и его книге ''Чёрные камни'', следует отметить: несмотря на то что в ней присутствуют дневниковые записи, писатель даёт определение жанра своего произведения как автобиографическая повесть. Да, события, лёгшие в её основу, нашли отражение в жизни автора, но, как уже говорилось выше, основной чертой всех видов мемуарной литературы является документальность, правдивое изложение фактов, где нет места вымыслу, обобщению. В повести же писатель создаёт не документальный образ героя, а художественный, желая тем самым показать судьбу целого поколения, а не только свою собственную. Поэтому–то в произведении и присутствуют события, никогда не происходившие в его судьбе, но имевшие место в судьбе другого паренька.

Книга же Е. Гинзбург имеет подзаголовок – хроника культа личности.

Автор подробно, в хронологическом порядке, описывает все события, рассказывая о людях, повстречавшихся на её жизненном пути. С особой тщательностью она выписывает и столыпинский вагон, и своих соседок по нему. Первый лагерь, второй, третий, поселение, жизнь в Магадане, вызов сына Васи, удочерение Тони, второй арест, полная свобода, справка о реабилитации – обо всех этих событиях Е. Гинзбург пишет со скрупулёзностью, боясь пропустить какое – то из них или свой духовный настрой в тот период.

Так, показывая каждый шаг, каждое движение души героини, Евгения Семёновна и добивается правдивости изложения, что и сближает её повествование с хроникой.

Именно хроника, документальные свидетельства, пропущенные при этом через судьбу героини, являются основой произведения. Отсюда и понятно желание автора правдиво отражать события и судьбы людей, встречавшихся на её пути. '' Хочу заверить своих читателей, что я писала только правду. В тексте книги возможны неточности, ошибки, вызванные смещениями памяти во времени. Но лжи, конъюнктурных ухищрений, сознательного замалчивания здесь нет. В моём возрасте нет смысла хитрить. Я писала правду, может быть, не всю правду, потому что всю правду я тогда не знала, - напишет автор позже.

Да, основой для написания книг А. Жигулина и Е. Гинзбург послужили страдания, горечь потерь, недолгие радости в их лагерной жизни. ''Сбор материалов для книг начался с того самого момента, когда я впервые переступила порог подвала Казанской внутренней тюрьмы НКВД. У меня не было за все годы возможности записать что–нибудь, сделать какие–нибудь заготовки для будущей книги. Всё, что написано, написано по памяти, ''- читаем мы в эпилоге ''Крутого маршрута''.

Итак, обращение к книгам этих двух авторов позволило нам познакомиться с двумя различными видами мемуарной литературы. Нам кажется, что это жанровое различие обусловлено неоднозначностью авторских позиций. Поэтому следующим этапом нашей работы и станет её определение.

Повествуя об этом времени, отображая события, свидетелями которых они были, авторы прежде всего стремятся рассказать о своих чувствах и мыслях, желая, как тогда, так и сегодня, найти ответы на нелёгкие вопросы: несём ли мы ответственность перед лицом Истории? Что помогает не только выжить, но и остаться Человеком? Исповедуясь перед читателями, они анализируют, а иногда и переосмысляют свои собственные поступки. Отсюда и двойственен в их произведениях образ автора. Первый – тот, о ком идёт повествование, главный герой, живший и творивший в прошлом, в молодости; второй – повествователь, пишущий в настоящем и размышляющий над давно минувшими событиями, оценивающий прошлое с учётом своего сегодняшнего ''я'', по-новому осмысляющий прежние факты и события.

Надо сказать, что эти два образа могут сливаться в один. И происходит это тогда, когда нравственные критерии не меняются у писателя на протяжении всей жизни. Не случайно столь подробно мы останавливаемся на образе автора: именно через этот образ отражается и доносится до читателей авторская позиция.

Чёрные камни… Такое название носил лагерь на Колыме, где в начале 50-х годов привелось побывать автору повести, тогда совсем ещё юному поэту, но для лагерного начальства – закоренелому политическому преступнику, приговоренному к десяти годам лишения свободы.

''Чёрные камни'' – это книга о драматической судьбе ребят, входивших во взрослую жизнь почти сразу после войны, о том, с каким трудом происходило прозрение нашего общества. Писатель обращается к практически и сегодня неизвестным страницам истории. Он рассказывает о деятельности в послевоенном Воронеже нелегальной молодёжной организации, носившей название: ''Коммунистическая партия молодёжи'' (КПМ), главная задача которой заключалась в изучении и распространении в массах марксистско-ленинского учения. Сам Жигулин являлся одним из руководителей этой организации. Ему было тогда восемнадцать лет.

КПМ просуществовала всего год. В 1949 её руководители и многие рядовые члены были арестованы. Но уже с первых строк возникает вопрос: могли ли и совершали ли в действительности какие-либо преступления 17-18-летние, безусые, только что окончившие школу юнцы? Их арест, как потом выяснилось, был специально отсрочен, чтобы дать им возможность поступить в вузы: солиднее обнаружить и разоблачить «врагов народа» среди юношей-студентов, нежели подростков-школьников. Ведь чем взрослее, и значит, опаснее «преступник», тем щедрее награды бдительным карателям, выявившим очерёдное антисоветское подполье. И какое! ''Со своей Программой, пятерочной структурой, тщательной конспирацией. Со своими изданиями и т.п. Здесь уже слышался звон орденов, здесь уже ясно виделось сиянье новых звёзд на погонах,'' – к такому заключению придёт автор книги спустя годы.

Повесть рассказывает о том, что довелось пережить и самому автору, и его друзьям на следствии, в тюрьмах и лагерях Сибири и Колымы.

продолжение

Loading

Календарь

«  Май 2019  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031

Архив записей

Друзья сайта

  • Заказать курсовую работу!
  • Выполнение любых чертежей
  • Новый фриланс 24