Центральный Дом Знаний - Дети и война в повести А.И. Приставкина "Ночевала тучка золотая"

Информационный центр "Центральный Дом Знаний"

Заказать учебную работу! Жми!



ЖМИ: ТУТ ТЫСЯЧИ КУРСОВЫХ РАБОТ ДЛЯ ТЕБЯ

      cendomzn@yandex.ru  

Наш опрос

Как Вы планируете отдохнуть летом?
Всего ответов: 903

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0


Форма входа

Логин:
Пароль:

Дети и война в повести А.И. Приставкина "Ночевала тучка золотая"

Дети и война в повести А.И. Приставкина "Ночевала тучка золотая"

Введение

Война и дети. Ребенок - невольный участник военных событий, не понимающий ни смысла, ни цели происходящего, но испытавший на себе все ужасы войны. Среди хаоса, разрушений, голода, холода и страшных действий взрослых детская душа остается чистой, незащищенной.

В повести А. Приставкина « Ночевала тучка золотая» показаны судьбы детей военного времени. Главное достоинство повести в том, что именно детское сознание и поступки детдомовского ребенка, над которым издевалась целая когорта всякого рода «воспитателей», оказываются чище, благороднее, мудрее сознания и поступков тысяч  взрослых людей, ослепленных яростью и безжалостно уничтожающих друг друга.
Золотая тучка - это душа ребенка, чистота и незащищенность. Это феерическое видение,согревающее сердце и заставляющее его биться в тревоге - не разобьется ли эта тучка о горные вершины.

Дети - сироты, которые вынуждены сами заботиться о себе, о своей жизни,оказываются не только участниками военных событий с теми, кто пришел завоевывать твою родную землю, лишил нормальных человеческих радостей, дети оказались заложниками и войны с целым народом. Для детей не существует никакого языкового барьера, границ. Именно дети в повести А. Приставкина показывают пример истинного человеческого родства. Этот пример, к сожалению, не является образцом для взрослых ни в произведении « Ночевала тучка золотая», ни в нашей жизни.

Дети и война - тема актуальная. Война не осталась в далёком 1945 году, война заявляет о себе и сегодня. Страшно, что мы, наверное, привыкаем к слову война, к военным действиям, потерям, которые несем в результате этих военных событий. Звучат цифры, есть статистика, информационные сообщения, мы эту информацию принимает спокойно, привычно. К сожалению, за этой официальностью стоят искалеченные судьбы, израненные души и дети, узнавшие ужас войны.

Цель работы - показать, что война - это страшное явление в жизни человека, тем более ребенка; ребенок беззащитен, но в обстоятельствах, происходящих по воле взрослых, вынужден защищаться.

Задачи:

1. Проследить жизнь Кузьменышей на разных этапах жизни:

  • Жизнь в Таловском детдоме

  • Путь на Кавказ

  • Жизнь на Кавказе

  • Жизнь Кольки после смерти Алхузура

2. Пронаблюдать отношения взрослых и детей на протяжении всех этапов жизни.

3. Выяснить, что дает детям войны победить, какой урок дети дают взрослым.

Основная часть

1. О писателе А. И. Приставкине и его книге» Ночевала тучка золотая».
1.1 « Детство - самый счастливый период жизни».

Анатолий Игнатьевич Приставкин родился 17 октября 1931 года в городе Люберцы Московской области. У А. И. Приставкина с детства осталось воспоминание о том, что дома всегда находились обувные колодки - отец сам подбивал или мастерил детям новую обувь. До войны семья Приставкиных с родственниками жила в деревянной коммуналке - 8 человек на 8 квадратных метрах. У родителей стояла кровать, у Анатолия - диванчик, у сестры - колясочка, остальные взрослые спали на полу - ногами под кровать, а головой под стол, и тот, кто вставал на работу первым,перешагивал через остальных. И все-таки Анатолий Приставкин считает детство самым счастливым периодом жизни: еще не началась война, была жива мама, хотя в то время она уже тяжело болела.

Анатолий воспитывался на прекрасных фильмах: «Чапаев», «Котовский»,«Салават Юлаев», «Щорс»,- читал книги А. Барто, К. Чуковского, а потом - Л.Пантелеева.

Когда началась война, Приставкину шел 10-й год. Отец ушел на фронт, а мать вскоре умерла от туберкулеза. Мальчик всю войну бродяжничал, и все, что досталось бездомным детям во время войны, в полной мере выпало и на его долю. В детских домах жили дети репрессированных, военнослужащих, сироты, среди них встречались начитанные мальчики, которые за корочку хлеба рассказывали романы с продолжением, растянутые на много вечеров, - так Анатолий познакомился с произведениями В. Гюго. Некоторые ребята изображали кино в лицах - фильм "Цирк" Приставкин знал наизусть еще с тех времен. А кинокартину «Багдадский вор»,которая произвела на мальчишку огромное впечатление, он сам пересказывал много раз и всегда как будто переносился в совершенно другой, сверкающий и далекий
мир.

С детства Анатолия Приставкина носило по разным частям огромной страны:Подмосковье, Сибирь, Северный Кавказ, куда в 1944 году, в момент депортации чеченцев, направили для заселения территорий, ставших пустыми, московских
беспризорников. До сих пор у Анатолия Игнатьевича хранится предмет, оставшийся с тех времен, - финка, сделанная для детской руки. К счастью, она не стала его оружием, скорее всего, чеховское, толстовское, горьковское начало не дало Анатолию пойти по иному пути. О том времени Приставкин через некоторое время скажет: «В самой середке войны тыл представлял собой фантастическую картину:военные и беженцы, спекулянты и инвалиды, женщины и подростки, выстоявшие по нескольку смен у станков, беспризорные и жулики... Мы были детьми войны и в этой пестрой среде чувствовали себя, как мальки в воде».

1.2. «Война прошибла нас насквозь, как бомба прошибает многоэтажный дом».

Однако смелость этих «мальков» имела совсем иные корни и не походила на обычную мальчишескую бесшабашность - это была смелость отчаяния, которую волей-неволей должен был развить в себе ребенок, попавший в крайние обстоятельства и бедствующий на последнем пределе. В свои беспризорные годы мальчишки становились сочинителями собственной жизни - частично это объяснялось любовью детей к фантазиям, частично - попыткой защититься, потому что в годы раскулачивания, различных политических процессов и репрессий стало опасно рассказывать о себе правду. В своем романе «Голубка» Приставкин нашел удивительно точные слова, чтобы выразить эту взаимосвязь. «Война прошибла нас насквозь, как бомба прошибает многоэтажный дом».

К писательскому ремеслу Приставкина подтолкнул случай... Детей почти месяц везли в вагонах товарняка, в день выдавали по кусочку хлеба. В Челябинске, куда их привезли, на станции находилась столовая, которую осаждали беженцы, и ребята не могли пробиться через эту толпу взрослых. Тогда их воспитатель Николай Петрович стал кричать людям, чтобы они пропустили детей. И произошло чудо:взрослые расступились, дети прошли сквозь толпу по освободившемуся пространству, как по коридору, - дети не видели лиц, просто чувствовали, что защищены, что их никто не раздавит. Эта тема легла в основу первого рассказа Анатолия Приставкина «Человеческий коридор». Впоследствии этот символ «человеческого коридора» сопутствовал писателю на протяжении всей жизни, и он не переставал идти по нему, ощущая поддержку людей, готовых вывести его в будущее.

Работать Приставкин начал в 12 лет. У детдомовцев путь в жизнь лежал через ремесленное училище, завод, вечернюю школу или техникум, и Анатолий не миновал его. В 14 лет, когда судьба забросила его на Кавказ, под Серноводск,
Приставкин мыл банки на консервном заводе в станице Асиновской, а с 15 лет устроился в радиолабораторию при авиационном заводе, и это место на многие годы стало для него прибежищем, почти домом. С 1946 по 1951 год будущий писатель учился в авиационном техникуме, на вечернем отделении. Все это время главную надежду на то, что когда-нибудь жизнь станет светлее, лучше и интереснее, давали Анатолию книги. Приставкин любил их, доставал, где возможно, иногда чтением пытаясь заглушить чувство голода, а потом много думал о прочитанном, стихи запоминал целыми страницами.

Вернувшись из армии в 1954 году, он поступил в Литературный институт имени М. Горького, начал посещать поэтические семинары Льва Ошанина. Пытается писать рассказы о том, что пришлось испытать в годы войны. Как строится композиция рассказа, Приставкин в то время имел весьма неясные представления, поэтому стал излагать обрывки воспоминаний в освоенной манере - получилось нечто вроде стихов в прозе. Вышло очень удачно, в основе многих фрагментов лежали не законченные сюжеты, а лишь яркие впечатления, врезавшаяся в память деталь,небольшой эпизод - такая безыскусность придала текстам особый дух подлинности.
Так он написал цикл, получивший название «Военное детство». На эту публикацию сразу же обратили внимание читатели и критики, цикл Приставкина открыл целый пласт жизни, по сути, прежде неведомый литературе, и определил не только одну из основных тем творчества автора, но и одно из жанровых пристрастий, которому писатель следует и по сегодняшний день. Рассказы, написанные от первого лица,представляют собой отрывки из дневника, монологи героя, выдержанные в манере исповедальной прозы.

За годы учебы в прессе появилось еще несколько стихотворений Анатолия Приставкина, некоторые из них перепечатывались в коллективных сборниках и разного рода календарях. В 1959 году он окончил Литературный институт и уехал строить Братскую ГЭС. Еще студентом во время летней практики Приставкин впервые попал на ее строительство, и люди, создающие в глухом таежном углу промышленный центр, произвели на молодого писателя сильнейшее впечатление - в первых сибирских очерках автору удалось показать разнообразные характеры героев и передать удивительную атмосферу тех мест. Анатолий Приставкин на долгие годы связал с Братском свою жизнь и творчество - работал в бригаде бетонщиков на котловане будущей станции, позже стал корреспондентом «Литературной газеты». В 1961 году он вступил в Союз писателей. Одна за другой вышли его книги, посвященные сибирякам, - «Страна Лэпия», «Записки моего современника», «Костры в тайге». Вернувшись в Москву, Приставкин в течение многих лет не терял связь с сибирскими строителями и часто вылетал в дальние командировки на Ангару, в места, связанные для него с годами юности, со старшими друзьями отправлялся в трудные экспедиции к створам новых электростанций - Усть-Илим, Богучаны. В те времена Анатолия Приставкина назвали «летописцем современности», а за повесть «Ангара-река» присвоили премию Союза писателей СССР.

1. 3. «Я не только боялся писать о тех страшных военных днях, я боялся прикасаться к ним даже памятью».

Казалось бы, первый серьезный литературный успех должен побудить молодого автора к дальнейшей разработке военной темы - ведь короткие рассказы не создавали единой картины, они воспринимались как этюды, фрагменты к будущему крупному полотну. Однако после выхода в свет «Военного детства» писатель долгое время не обращался к печальному опыту прошлой жизни.
Приставкин сам объяснил, почему этот перерыв оказался длиной почти в два десятилетия: «Я не только боялся писать о тех страшных военных днях, я боялся прикасаться к ним даже памятью: это было больно, мне не хватало сил даже перечитывать свои написанные ранее рассказы». Все же прикоснулся. Следующим рубежом на этом пути стала повесть «Солдат и мальчик», опубликованная в журнале «Знамя» в 1977 году. И хотя Приставкин написал ее еще в 1971 году, рукопись почти 7 лет пролежала в редакции. Повесть «Солдат и мальчик» стала результатом душевного «взрыва» автора - он не стал бы повторять тему детдомовцев и трагических обстоятельств войны, если бы не острое желание освободиться от наболевшего. Но годы, отделяющие цикл рассказов «Военное детство» от повести «Солдат и мальчик», не были для Приставкина временем творческого простоя. Этот период стал весьма продуктивным, писатель активно осваивал новый для себя жизненный материал, много и успешно работал в документальной прозе, писал повести и рассказы. Документалистикой он продолжил заниматься и впоследствии, став признанным мастером этого жанра, постоянно развивая его в разных направлениях...

В начале 1980-х годов Приставкин написал повесть «Ночевала тучка золотая» (1987). Создавалась она для себя, так как самый прозорливый сочинитель тех лет не поверил бы, что такая работа сможет увидеть свет. В своем произведении автор попытался откровенно сказать о том, что пережил сам и что больно обожгло его нервы, — мир не достоин существования, если он убивает детей. После первого коллективного чтения повести в кругу друзей начались странные вещи, сначала к Приставкину зашел товарищ и попросил рукопись, чтобы почитать дома, другой знакомый попросил для сына, третий - для коллеги. Ко времени публикации в журнале «Знамя» повесть прочитали как минимум 500 человек.

Однажды домой к Анатолию Игнатьевичу приехал совершенно незнакомый человек из Ленинграда и сказал, что по просьбе своих товарищей должен обязательно прочесть повесть, чтобы рассказать о ней у себя дома. Рукопись каким-
то образом без участия автора дошла до Белоруссии, и на VIH съезде писателей СССР Алесь Адамович в своем выступлении сказал несколько слов в ее поддержку. Читали ее и многие известные писатели, поэты, критики - все это стало для Приставкина колоссальной поддержкой. Тогда он поверил, что повесть надо печатать...

Повесть напечатал Георгий Бакланов - писатель-фронтовик,-незадолго перед тем назначенный главным редактором журнала «Знамя». И хотя в тот момент многие рукописи, годами прятавшиеся в столах, предстали перед читателем, работа Анатолия Приставкина сразу заняла прочное место в отечественной литературе. И дело не только в том, что автор первым показал, как происходила насильственная депортация целого народа, - будучи свидетелем тех трагических событий, он сумел создать мудрое и доброе произведение. Анатолий Игнатьевич рассказал о том, что чувствовал сам, когда его послали на Кавказ, известный мальчишке лишь по рисунку на коробке папирос «Казбек» - горец на коне, в бурке и снежные вершины за его мощными плечами. Война против целого народа, увиденная глазами ребенка,который не понимает ни смысла, ни цели происходящего.

1. 4. «Золотая тучка - это душа ребенка, чистота и незащищенность».

Чечня, судя по биографии и по содержанию знаменитой повести «Ночевала тучка золотая», стала для Анатолия Приставкина частью судьбы. В одном из своих интервью писатель сказал: «Прикоснувшись к этой теме лично и испытав все, о чем я написал в повести, я уже потом встречался с чеченцами, ездил туда и проникся невероятным уважением к этой прекрасной трудолюбивой нации... У меня есть студент, живущий у себя дома. На вопрос, по какому адресу ему писать, он отвечает:«Пиши - Грозный, пепелище». У него трое ребятишек. Где-то в землянке живут».

Успех своей повести «Ночевала тучка золотая», вышедшей в свет в конце 80-х,Анатолий Приставкин считает, чуть ли не случайным и уж точно избыточным.

Его «Тучка...» - жестокая в своей откровенности книга и дерзкая в своем опережающем время гуманизме. Два загнанных, одичавших, погибающих от голода мальчишки, русский и чеченец, брошенные поодиночке в обезлюдевший после депортации жителей мир Северного Кавказа. Колька и Алзузур, непохожие ни обликом, ни языком, встретившись и выживая вместе, объявляют себя братьями и заставляют взрослых, собирающихся их разлучить, отступить перед детской правдой, устыдиться своего намерения. Этот урок истинного, человеческого родства не усвоен взрослыми, к сожалению, и по сей день.

Главное достоинство повести в том, что именно детское сознание и поступки детдомовского ребенка, над которым издевалась целая когорта всякого рода «воспитателей», оказываются чище, благороднее, мудрее сознания и поступков тысяч взрослых людей, ослепленных яростью и безжалостно уничтожающих друг друга. Золотая тучка - это душа ребенка, чистота и незащищенность. Это феерическое видение, согревающее сердце и заставляющее его биться в тревоге -не разобьется ли эта тучка о горные вершины?

В повести раскрываются две главные особенности творческой работы Анатолия Приставкина. Во-первых, это автобиографизм, требующий от писателя изображать только лично пережитое, пропущенное через сердце. И, во-вторых, стремление быть всегда на гребне общественных событий, отыскивая при этом свой собственный угол зрения, т.е. опять-таки проявляя личностный,персонифицированный подход к ним.

Приставкин, как и его маленькие герои, прошел через мясорубку Великой Отечественной войны, и именно этот опыт на всю жизнь определил ненависть к милитаризму, к жестокому, бессмысленному насилию, презрение к государственному
устройству, которое благословляет смертоубийственные бойни, уничтожение целых народов.

Анатолий Приставкин своей повестью заставляет задуматься над странными зигзагами истории, над тем, что развитие человечества не всегда идет по поступательной, восходящей линии. Зло, варварство, дикость, кровожадность,однажды побежденные, спустя определенное время, воскрешаются вновь из пепла,вновь наступают на прогрессивные завоевания мировой цивилизации.

Книга рассказывает о тяжелой, безрадостной жизни детдомовцев, о ребятах, не имеющих семьи, не знающих материнской ласки и заботы, лишившихся в годы войны родных и близких по разным причинам. Писатель подробно и обстоятельно описывает полную невзгод жизненную историю, прослеживает горестное житьё-бытьё голодных и неухоженных братьев-близнецов Кузьминых, Кольки и Сашки (Кузьмёнышей, как их называют в повести). В их нелегкой, тяжелой судьбе,так или иначе, отразилась биография и самого писателя, бывшего детдомовца, и целого поколения детей военного времени. Не раз при чтении сжимается от боли сердце, но вместе с тем не оставляет и какое-то светлое, очищающее чувство.

2. «Горестное житьё-бытьё голодных и неухоженных» братьев-близнецов Кузьминых, Кольки и Сашки (Кузьмёнышей).

2.1. В Томилинском детдоме.

У братьев-близнецов, Кольки и Сашки Кузьминых, в повести "Ночевала тучка золотая" есть самая заветная и несбыточная мечта - увидеть гору хлеба, "вдохнуть не грудью,животом вдохнуть опьяняющий, дурманящий запах... Раз хлебушко горой лежит, значит, мир существует... и можно терпеть, и молчать, и жить дальше".

Родители у Кузьмёнышей, как и у большинства детдомовцев, где-то в прошлом, в другой жизни, они умерли или на фронте. И эти мальчишки ни с кем и ни с чем не связаны по-настоящему, они свободны от многих зависимостей и предрассудков, но этой одинокой свободе вряд ли позавидуешь.

Они, Колька и Сашка, единое целое друг для друга и ни для кого больше. Дети находятся в поколебленном, потрясенном мире, где правят блатяги, "из тех, кто, сбежав от милиции, царствовали в этот период в детдоме". « Неизменным оставалось одно: сильные пожирали все, оставляя слабым крохи, мечты о крохах, забирая мелкосню в надежные сети рабства". За тоненький, прозрачный листик хлеба приходилось служить месяц или два.

Кузьменыши в тяжкие времена тоже продавались. Но продавались всегда вдвоем.«Слюна накипала во рту. Схватывало живот. В голове мутнело. Хотелось завыть, закричать и бить, бить в ту железную дверь, чтобы поняли, наконец: мы ведь тоже хотим! Пусть потом в карцер, куда угодно.... Накажут, изобьют, убьют.... Но пусть сперва покажут, хоть от
дверей, как он, хлеб, грудой, горой, Казбеком возвышается на искромсанном ножами столе....Как он пахнет!».

В Таловском интернате был главный закон: сильные пожирали слабых. А за корочку хлеба эти слабые попадали в рабство на месяц или два.

А кто не помнил, что Васька Сморчок, ровесник Кузьменышей, тоже лет одиннадцати, до приезда родственника-солдата как-то за тонкую корочку хлеба прислуживал полгода. Отдавал все съестное, а питался почками с деревьев, чтобы не загнуться совсем.
Кузьменыши тоже жили по этому закону, но у них еще были свои законы:

  • «В четыре руки тащить легче, чем в две; в четыре ноги удирать быстрей. А уж
    четыре глаза видят, куда вострей видят, когда надо ухватить, где что плохо
    лежит!»

  • Следи, чтобы у тебя не тянули, когда сам воруешь.

  • «Попался, скажем, кто-то из них на рынке, тащат в кутузку. Один из братьев
    ноет, вопит, на жалость бьет, а другой отвлекает».

Хотя мальчики очень похожи, но две их головы варили по-разному. Сашка, как человек миросозерцательный, спокойный, тихий, извлекал из себя идеи. Как, каким образом они возникали в нем, он и сам не знал.

Колька оборотистый, хвбь, на младших�ный, со скоростью молнии соображал, как эти идеи воплотить в жизнь. Если бы Сашка, к примеру, произнес, почесывая белобрысую макушку, а не слетать ли им, скажем, на Луну, там жмыху полно. Колька не сказал бы сразу:«Нет». Он сперва обмозговал бы это дельце с Луной, на каком дирижабле туда слетать, а
потом бы спросил: «А зачем? Можно спереть и поближе...»

Но, бывало, Сашка мечтательно посмотрит на Кольку, а «тот, как радио, выловит в эфире Сашкину мысль. И тут же скумекает, как ее осуществить».

Золотая у Сашки башка, «не башка, а Дворец Советов!» Видели братья такой на картинке. Нет на свете человека изобретательней и нацеленней, чем голодный человек, тем более, если он детдомовец, отрастивший за войну мозги на том, где и что достать, чтобы с голоду не умереть.

Главное, чтобы в детдоме без обеда не оставили! А вот обед там или ужин, тут по очереди не дадут съесть, схватят моментально шакалы и следа не оставят. А взрослые, вместо того чтобы дать детям хлеб, делят его между собой.

«Часть для дурака повара, о том, что он дурак и в дурдоме сидел, все знают. Но жрет вполне как нормальный. Еще часть воруют хлеборезчики и те шакалы, которые около хлеборезчиков шестерят. А самую главную часть берут для директора, для его семьи и его собак. Но около директора не только собаки, не только скотина кормится, там и родственников и приживальщиков много. И всем им от детдома таскают, таскают, таскают...
Детдомовцы сами и таскают. Но те, кто таскает, «свои крохи от таскания имеют».

А сцена подкопа под хлеборезку? Такого еще в детдоме не знали. Начали тягать воспитанников к директору. Пока по старшим прошлись, на младших и думать не могли.Военных саперов вызывали для консультации. Возможно ли, спрашивали, чтобы дети такое сами прорыли? Те осмотрели подкоп, от сарая до хлеборезки прошли и внутрь, там, где не обвалено, залезли. Отряхиваясь от желтого песка, руками развели: «Невозможно, без техники, без специальной подготовки никак невозможно такое метро прорыть. Тут опытному солдату на месяц работы, если, скажем, с щанцевым инструментом, да вспомогательными средствами... А дети... Да мы бы к себе таких детей взяли, если бы взаправду они такие чудеса творить умели».

- Они у меня еще те чудотворцы! - сказал хмуро директор.
Братьев-близнецов Кузьменышей можно сравнить с семенами сорного растения, которые ветер переносит с места на место. Таковы Колька и Сашка.

Из подобных сцен и состоит вся напряженная жизнь ребят с её редкими и скудными радостями. Почему же таким убогим и страшным было существование невинных детей, кто виноват в этом? Они были лишены детства, дома, родителей и родной земли.

Бесприютные, не раз битые, вечно голодные, когда все мечты сосредотачиваются вокруг какой-нибудь мерзлой картофелины, они вопреки всему сохранили живую душу. Да, вот она жизнь детдомовцев с её редкими и скудными удачами, когда великим счастьем будет сбывшаяся мечта голодного о куске хлеба.

Директор Таловского интерната Владимир Николаевич Башмаков владел судьбами детей и морил голодом. Наполеончик, с коротенькими ручонками и властным характером,обожавший накрутить очередному воспитаннику несколько смертельных суток. «Без обеда,без ужина, без завтрака, без обеда, без ужина...»

Души в повести детские; судьбы, искореженные войной, сиротством, уголовщиной.
Беспощадный мир. Со своими законами и своим беззаконием. Никому не нужными семенами летят через войну, через разрушенные земли братья. Они умеют выйти если и не сухими из воды, то хотя бы не пойти ко дну, не пустить пузыри. Родство по крови переходит в родство душ. В этом их сила! Одиннадцатилетние близнецы неразлучимы. Это помогает им выжить,сносить все напасти, сообща мошенничать, воровать. Они всегда вместе - четыре руки,четыре ноги, две головы - и до того похожи: никто не отличит - Колька это или Сашка.Близнецы искусно всех морочили и даже, когда не было необходимости, один выдавал себя за другого. Выручая друг друга, было легче уцелеть в гибельных обстоятельствах. Их скрытность стала самой натурой. Но две головы Кузьменышей варили по-разному. «Сашка, как человек миросозерцательный, спокойный, тихий извлекал из себя идеи. Как, каким образом они возникали в нем, он и сам не знал. Колька оборотистый, хваткий, практичный, со скоростью молнии соображал, как эти идеи воплотить в жизнь. Извлечь то бишь доход".
Близнецы откровенны только друг с другом. Откровенность эта в том внутреннем единении,когда один настолько дополняет второго, что они по отдельности не мыслят, не представляют собственного существования.

продолжение

Loading

Календарь

«  Сентябрь 2019  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30

Архив записей

Друзья сайта

  • Заказать курсовую работу!
  • Выполнение любых чертежей
  • Новый фриланс 24